Category: происшествия

Category was added automatically. Read all entries about "происшествия".

bookman

Присылайте книги для возможного номинирования на премии!

Если кто-то хочет прислать мне хорошую книжку или журнал интересный, обращайтесь личным сообщением, и я дам вам свой почтовый адрес.

Книги лучше всего всего отправлять  заказными бандеролями: при этом вы получите идентификационный номер почтового отправления, по которому можно будет отследить путь  бандероли (номер этот сразу после отправки сообщаете мне).

P.S.
Многоуважаемые авторы фантастических произведений, это и вам лёгкий намёк: я ведь член номинационных комиссий и жюри ряда фантастических премий: "Интерпресскон", премия им. братьев Стругацких ("АБС-премия"), "Портал", "Бронзовый Икар", мемориальная премии им. Леонида Панасенко и др. Приобрести самостоятельно все ваши шедевры, чтобы с ними ознакомиться, и (что вполне вероятно) потом номинировать на какую-либо премию, у меня нет возможности.


ЭТО ПРЕВЕНТИВНЫЙ ПОСТ (ОБРАТИТЕ ВНИМАНИЕ НА ДАТУ!).
Мой ЖЖ - ниже:
promo lartis august 21, 2014 15:13 2
Buy for 50 tokens
Вы можете разместить у меня в ЖЖ ссылку на свою запись с помощью промо-блока. Условия увидите, если кликните по кружку "i" правее записи. А чтобы разместить промо-блок в своём журнале, убедитесь, что он соответствует следующим критериям: 1) социальный капитал вашего журнала или…
bookman

Александр Дергунов. Элемент 68



Александр Дергунов. Элемент 68. – М.: Эксмо, 2019.

Издательская аннотация:
«Эрбий — 68-й элемент таблицы Менделеева – движущая сила самого страшного оружия: атомного. Отец Алексея Бальшакова разрабатывал такое оружие, но потом погиб при странных обстоятельствах, и в наследство сыну досталась полная странных сближений судьба. Сохранить открытие отца для человечества или выбрать путь тихой частной жизни с любимой женщиной и семьей – вот проблема, которую сразу не решить. Потому что одно тесно связано с другим, и когда на кон поставлены большие деньги, мораль отступает».


Лишь необъяснимое читательское упрямство заставило меня добраться до финальной фразы «Элемента 68». Самое лучшее в этой книге – предисловие Ольги Славниковой, в котором известная и уважаемая мною писательница увлекательно говорит о достоинствах романа Александра Дергунова и кратко пересказывает его суть. Вот и надо было мне ограничиться прочтением предисловия Славниковой, поскольку сам роман для меня оказался никаким. Судьба открытия химического реагента, способного «за один день превратить мировые запасы нефти в большие грязевые лужи» изложена почти на семистах страницах вроде бы любопытного текста. Вроде бы захватывающие события происходят в России и за рубежом в «лихие девяностые» и позже. Вроде бы есть главы про большую, нежную, светлую, сказочную любовь с волшебными спасениями и бомжеватым ангелом-хранителем Василием. Есть главы с большими и малыми катастрофами. Есть кража научных работ и воровской рейдерский захват. Есть честные учёные и жуликоватые олигархи. Есть юмор, ирония и печальные страницы. Есть пространные, красивые, карамельные метафоры, не хуже чем в романах самой Ольги Славниковой. Кстати, Славникова, как указано на последней странице обложки, является вдохновителем серии (название серии не указано, но на книге имеется симпатичный логотип «ОС»).

Ближе к середине романа меня охватила смертельная скука. Возможно, в этом виновата самоизоляция, в дни которой я читал эту книгу. А, может быть, всё-таки виноват автор? Раньше Александр Дергунов писал только рассказы, «Элемент 68» – его дебютный роман. Наверное, поэтому он постарался впихнуть в своё первое крупное произведение как можно больше самых разных вещей: от скучного описания того, как живёт в деревне предприниматель, потерявший в начале нулевых свой бизнес, до подробной справки, в какое время года в Онтарио лучше всего выполнять строительные работы. Перипетии биографий российских учёных, оказавшихся заложниками лихих перемен в стране и выкарабкивающихся из трудностей в соответствии с талантом и личными моральными качествами, меня ещё как-то трогали, но, добравшись до глав о смешных стариках-охотниках за шпионами, потомственных канадских электриках мистерах Котэ и Ламе, я начал терять понимание, зачем мне нужно это читать. Дочитав, понял, что читать было не нужно. Если коротко – неимоверно утомила ненастоящесть книги. Да и сам автор, похоже, со мной согласен. Финальная фраза романа: «Ничего такого не было».

Самое время отдохнуть и послушать музыку, которую предлагает портал «Mp3Profy». Бесплатные треки онлайн https://mp3profy.com на самые разные вкусы и музыкальные склонности - от музончика для кальянной до хитовых супермиксов.
bookman

Эдуард Веркин. Кусатель ворон (2)

Обложка первого издания романа:

Кусатель ворон_2014.jpg

Эдуард Веркин. Кусатель ворон. – М.: Эксмо, 2014.

В первой части книги, которая так и называется – «Золотое кольцо», автор неутомимо нагромождает одно весёлое происшествие на другое, так что скучать путешественникам и читателям не придётся. В пути постоянно что-то случается, одновременно идёт болезненная притирка детей друг к другу, дело аж до драк доходит. А тут ещё три удивлённо-ошарашенных юных гостя из Германии, старательно пытающихся адаптироваться к странной российской жизни. Подробности зажигательно-смешного сюжета автору помогает с максимальной иронией изложить тот самый доморощенный блогер Бенгарт. Оправдывая репутацию борца со всяческими недостатками, Виктор, расставляя язвительные тэги и бесстыдно привирая, так неожиданно трактует события, что удержаться от смеха невозможно. Светлая-глупая-юношеская любовь в этом странствии, конечно, тоже присутствует, конкретных слов о ней в книге не очень много, но текст просто наэлектризован предчувствием любви, ведь там, где кучу темпераментных и заводных подростков собрали в одном месте, рождение увлечений, сердечных привязанностей и влюблённостей неизбежно.

Во второй части романа забавное путешествие прерывается, но приключений меньше не становится. Отклонившись от маршрута, автобус терпит аварию в тумане, а детишки оказываются отрезанными от мира в глухой деревушке Ефимов Ключ. В деревне нет электричества, тинейджеры лишены интернета и мобильной связи. И тут автор добавляет в привычную реальность свою традиционную и непременную ложку чего-то странного, сказочного, мистического… Мир перестаёт подчиняться привычным правилам. Местный абориген, Давид Копанидзе «молодой человек десяти, наверное, годов», то ли – дух места, то ли – местный леший, то ли – добрый убыр, лицо которого не может нарисовать даже одарённый немец-художник Томеш, берёт коллектив путешественников под свою опеку и даже находит для ребят старый дом, пригодный для жилья. А Веркин начинает убедительно и наглядно показывать, как случайно скомпонованная группа эгоистичных и самовлюблённых подростков, деля крышу над головой, переживая и проживая совместно разнообразные невзгоды (включая тушение лесного пожара и поиски родника с живой водой), постепенно становится сплочённым отрядом друзей-единомышленников. По крайней мере, на время становится...

Кстати, по-немецки «Кусатель ворон» – Krajebieter. Фамилию Крайебитер носил немецкий предок блогера Бенгарта, который жил в Восточной Пруссии, на Куршской Косе. Он был большим специалистом в кусании ворон. «Это такая профессия. Голодно было, и местные немцы наловчились ловить ворон. Сначала ловили одну ворону, привязывали ей к лапке веревочку и растягивали рядом сеть. Пойманная ворона приманивала остальных, они опускались, кусатель, сидящий в шалаше, дергал за веревочку и ап – еще десять ворон. К вечеру набиралось штук двести. Ну, и в процессе поимки ворон умерщвляли перекусыванием шеи – быстро и эффективно».

Хорошая книжка, автор называет её сатирической, но если это и сатира, то не злая, а весёлая, озорная. Прочитав «Кусателя ворон», вы узнаете, на чём основывается дружба. Очень рекомендую.


Компания "Черника-Оптика" в своих московских салонах предлагает огромный выбор удобных и стильных женских оправ для очков от самых известных и популярных брендов. В наличии разнообразные модные оправы, среди которых каждая покупательница сможет выбрать наиболее подходящую ей по дизайну, форме и цвету. При этом сотрудники компании окажут клиенту всю необходимую консультационную помощь.
yl

Я тоже там был...

"Немцы двинулись за народом и почти сразу попали в Музей дровяного зодчества: мельницы, избы, огромное колесо для доставания воды, никогда таких раньше не видел, наверное, Кулибин придумал.
Дитер остановился возле колеса, стал задумчиво и как-то печально на него глядеть. Болен тоже. А Александра поинтересовалась:
– А это что такое?
– Колесо смерти, – брякнул я с чего-то.
– Колесо смерти? – спросила Александра.
– Ага. Это такой… Кляйне Гулаг, – объяснил я.
– Гулаг, – неожиданно произнес Болен.



Я чуть не подпрыгнул от удивления, решил было, что при виде огромного колеса в Суздале немой немец обрел дар речи, но потом вспомнил, что они ведь на самом деле просто глухие, а разговаривать могут, если захотят, конечно. Видимо, слово «Гулаг» Болену было хорошо знакомо, кроме того, оно прозвучало так дребезжаще и грозно, что все немцы немного поежились. А я продолжил врать.
– Раньше в каждой деревне такие колеса стояли, – рассказывал я. – Это очень удобно – всегда под рукой имелся свободный привод, никакой мельницы не надо.



– Они электричество вырабатывали, наверное? – Александра кивнула на колесо.
– Да, потом уже и электричество. В них сажали врагов народа, и они тут вырабатывали ток, освещали улицы, школы, больницы. «Лампочка Ильича» называлось.
– Лампочка Ильича, – голосом морского дьявола повторил Болен, лучше бы молчал, честное слово.
– Интересно.



Немцы по очереди сфотографировались на фоне колеса, с таким серьезным историческим видом, что я подумал, что, пожалуй, немного перестарался. Вот вернутся они в свои дюссельдорфы и будут рассказывать, что у нас в каждой деревне был свой Гулаг еще со времен Ивана Калиты, в адских колесах бежали невольники, вырабатывая деревянное русское электричество".



Текст выше - отрывок из романа Эдуарда Веркина "Кусатель ворон" (2014).
Все три фото колеса - мои. Снимок со мной внизу - сделан Леонидом Кагановым.

Свежепереизданный "Кусатель ворон" в Лабиринте:
https://www.labirint.ru/books/726476/?p=5767
bookman

Как попасть в голову…



Ольга СЛАВНИКОВА. Лёгкая голова. – М.: АСТ: Редакция Елены Шубиной, 2019.

В Редакции Елены Шубиной в серии "Новая русская классика" переиздан роман Ольги Славниковой "Лёгкая голова". Я писал о нём восемь лет назад (см. рецензию ниже).

Максим Т. Ермаков привычно не ощущает голову на своих плечах. Это у него от рождения. Максим Т. Ермаков ещё в детском саду не добирал до нормы «примерно четыре кило» (вес головы). На самом деле голова у Максима Т. Ермакова имеется, и он ею думает. А особенно много соображать ему придётся в то время, когда Максима Т. Ермакова, «бренд-менеджера ужасающих сортов молочного шоколада» представители некоего «Государственного особого отдела по социальному прогнозированию» поставят в известность о том, что он является Объектом Альфа. От таких объектов зависит ход множества событий, на таких объектах замыкается неимоверное количество причинно-следственных связей. «Социальные прогнозисты» настаивают, чтобы Максим Т.Ермаков как можно быстрее покончил с собой выстрелом в голову (и даже выдают ему пистолет Макарова), объясняя ему, что если он не застрелится, Россия погрузится в пучину катастроф, от мелких до очень крупных, а граждане её будут повсеместно и безвременно уходить из жизни как из-за индивидуальных неизлечимых болезней, так и вследствие террористических актов и всевозможных аварий с сотнями и тысячами жертв. Таким образом, спецслужбисты требуют от героя совершить самопожертвование, весьма изобретательно всячески на него давят, но Максим Т. Ермаков манкирует правом на подвиг, до неприличия цинично обосновывая своё нежелание отдать жизнь за Родину. На вопрос «Свету ли провалиться, или вот мне чаю не пить?» Максим Т. Ермаков отвечает так же непатриотично, как когда-то отвечал персонаж Достоевского. Кстати, надо заметить, что для благополучного рассасывания тромба причинно-следственных связей, самоубийство своё Максим Т. Ермаков должен совершить добровольно, исключительно по собственному желанию. А желание у него напрочь отсутствует. До поры. Наступит ли эта пора, и сквозь какие перипетии придётся пройти герою, можно узнать, только прочитав книгу, что я очень рекомендовал бы сделать, поскольку она интересна до самого последнего предложения.

Однозначно назвать основную тему этого романа без положительных героев непросто. Наверное, «Лёгкая голова» – книжка о свободе выбора, которой у нас, на самом деле, никогда не было и нет… О совести и долге… О сегодняшнем дне и о вчерашнем… О людях и людишках… О правах индивида… В общем, о жизни. И немножко – о любви.

Текст переполнен, как обычно у Славниковой, метафорами. Можно открыть на любой странице и наслаждаться, если умеете, если есть у вас соответствующие рецепторы: «Все-таки он не решался пока закладывать повороты, и брызжущая солнцем субботняя Москва несла его по относительной прямой, точно по трубе. Максим Т. Ермаков почти не узнавал Москвы – то есть на дальнем плане то и дело возникали знакомые сочетания архитектурных форм, а вблизи все мельтешило, искажалось, каждый прохожий был как щелчок ногтем. Внезапно труба вынесла Максима Т. Ермакова на шоссе – кажется, Новорижское, а может, и не Новорижское. Потекла навстречу, будто шелковая лента, разделительная полоса. Как-то вышло, что новый мотобот, независимо от воли Максима Т. Ермакова, повысил передачу, а перчатка добавила газ. И тут что-то случилось с вестибулярным аппаратом, и без того ненадежным: теперь все было так, будто байк с седоком не летит по горизонтали, а карабкается вверх. Оттянутый и облитый скоростью, Максим Т. Ермаков сидел вертикально на копчике, перед ним была грубая асфальтовая стенка, на которой крепились, вроде больших почтовых ящиков, разные транспортные средства. Сперва эти ящики оставались неподвижными, а потом стали валиться на Максима Т. Ермакова, только успевай уворачиваться. Слева и справа словно мазали малярной кистью с густо навороченной зеленой краской; заводными игрушками вертелись светлые и краснокирпичные коттеджи.»

Вычурное изобилие образной выразительности не мешает тексту «Лёгкой головы» быть достаточно простым, понятным и захватывающим. Во всяком случае, в меня он «шёл» намного легче, чем букеровский роман Славниковой «2017». Одно плохо – после Славниковой предельно тоскливо читать плоско-безграмотные творения некоторых наших популярных фантастов. Да ведь никто и не заставляет…

"Лёгкая голова" в Лабиринте:
https://www.labirint.ru/books/724047/?p=5767
planeta

Пожары семидесятых

Ближе к середине семидесятых мне довелось участвовать в тушении лесных пожаров в Новгородской области. Я, тогда студент, на каникулы к матери приехал Любытинский район. Очень жаркий июль случился, кругом горел лес. Местное лесничество кинуло клич – зазывали добровольцев помогать тушить и материально стимулировали – предлагали рубля три, что ли, в день. Я на это дело подписался на это дело, три рубля в те годы были вполне приличными деньгами, да и интересно. Собрались мы ранним утром у лесничества, погрузились в огромные сани-волокушу, прицепленные к гусеничному трактору и поехали. Сначала было весело, потом не очень, потому как трактор дошёл до границы пожарища, а дальше продвигаться уже не мог. Пожар прошёл низовой, сгорел мох, торф, перегной и корни деревьев, а сами деревья рухнули через некоторое время, уже после того, как пожар прошёл. Перед нами, насколько хватал глаз, лежало огромное пространство, заполненное стволами, скрестившимися в самых фантастических сочетаниях. Пробираться через этот бурелом было малоприятным занятием, но мы всё-таки добрались до места, назначенного нам для работы.



Бороться пришлось не только с пожаром. Неимоверное количество ос (больших таких, земляных), лишившихся гнёзд, нас просто терроризировало. Жара, огонь, дым – мучила жажда, постоянно хотелось пить... Я глотал из термоса сладкий клюквенный морс, облился и не знал, что делать, когда на лицо сели штук пять огромных насекомых и начали по нему ползать. Смахивать боялся... Сел на кочку, оказалось, на гнездо осиное. Удирал, настигаемый жужжащим облаком, которое жалило всех, кто подворачивался. Меня две штуки укусили прямо через одежду в руку, выше кисти. Рука раздулась, став похожей на бревно, мать потом делала спиртовые компрессы...

Даже не знаю, как выжила одна женщина, её осы буквально облепили, а она была в простеньком трико... На всякий случай – её кусали не те осы, что за мной гнались, это случилось чуть позже: она неудачно ткнула куда-то лопатой во время расчистки защитной просеки. Мы убирали за трелёвочными тракторами (которые делали эти просеки), оттаскивали деревья и ветки, копали канавы... Чуть не сгорел я с этими канавами. Мы копаем, а ветер дунул – и огонь поверху, по молодым ёлкам как прыгнет! Наши канавки ему не помешали… До сих пор страшно вспоминать...

Ну и на закуску. Приятеля моего оса укусила прямо в яйца. Он по нужде очень неудачно присел. На другой день, глядя на свою руку, я думал, как ему нелегко...

Слушайте и скачивайте музыку в mp3: povolnam. Плейслисты на все вкусы - от композиций для медитации до самых популярных исполнителей.
Fantor black

100 лет со дня рождения Севера Гансовского

25299597_384666728641785_6477261965219791622_o.jpg

Сегодня (уже вчера) - столетие со дня рождения Севера Гансовского (1918 - 1990). Я полдюжины лет назад собирался написать о нём большую статью или маленькую книгу, но столкнулся с рядом "белых" пятен в биографии Севера Феликсовича. Да и людей, его помнящих, непросто было разговорить. Дочка Гансовского, замечательная художница Илона Гонсовская, погибла в 2008 году в автокатастрофе, а внучка, Каролина Гонсовска (Каролина Гансовская (Karolina Gonsovska) на контакт практически не шла, жизненная ситуация у неё тогда была очень трудная. Да и что она, родившаяся уже после смерти деда, могла рассказать...

Без точного понимания ситуации я от задуманного отказался, просто выложил кое-что из собранных материалов в своём ЖЖ.
Например, вот этот (сегодня Роман Арбитман о нём мне в фейсбуке напомнил):
https://lartis.livejournal.com/836762.html
Именно в этой записи много разнообразных ссылок, до сих пор работающих. И комментарии любопытные. А всё остальное, что я в ЖЖ выкладывал, можно найти по тэгу (метке) "Гансовский".
bookman

Виталий Забирко. День пришельца

IMG_1295.jpg

Виталий Забирко. День пришельца. – М.: Вече, 2018.

После нескольких прочитанных подряд сумасшедших книг, вывихнувших мне мозг, захотелось чего-нибудь родного, привычного и добротного. А тут как раз приехал заказанный мною в "Лабиринте" сборник Виталия Забирко "День пришельца". Им я и полечился. Заглавный роман написан в 2006 году, его сокращённый вариант, названный тогда повестью, в 2010-м выходил в "Искателе". Написанный в стиле "сказки для научных работников младшего возраста", он рассказывает том, как молодой учёный-уфолог Сергей Короп оказался в деревне Бубякино на празднике "День пришельца", который (праздник) вполне мог бы называться межгалактическим фантастическим конвентом, потому что фантастические конвенты обычно весёлые и пьяные. Уж я-то знаю)))

Мою читающую душу грели аллюзии к "Понедельнику" и "Пикнику на обочине" братьев Стругацких. Радовал ненавязчивый юмор. Увлекали лёгкие научно-познавательные экскурсы. Любопытны, например, страницы, где растолковывается "казус Бескровного", на пальцах остроумно опровергающий постулат специальной теории относительности о невозможности передвижения быстрее скорости света. Моей душе были близки и хорошо понятны любовные терзания героя... А вот философские размышления Сергея Коропа мою душу опечалили: «Все мы что-то пропускаем там, где нас нет. Особенно, когда спим без сновидений. А когда просыпаемся, узнаём, что где-то началась война, где-то случилось землетрясение, от друга ушла жена, соседа сбила машина… И всё без нас. Сон без сновидений выключает из жизни на несколько часов, однако рано или поздно придёт такой сон, который выключит навсегда, и тогда мы пропустим всё, что будет после нас. Откуда тогда возникла вера в загробную жизнь, если каждый не единожды испытывал ощущение полного выключения сознания при живом теле? Почему при мёртвом теле душа обязана жить? Глупый оптимизм…». Сразу вспомнилось, как на одной из «АБС-премий» глубоко верующий фантаст Дмитрий Володихин сказал мне, агностику, и Святославу Логинову, атеисту: «Я не представляю, как вы живёте с этим?.. Как вообще можно жить, будучи уверенным, что после смерти ничего не будет?». А вот так и живём! Живём сегодня и, подобно герою «Дня пришельца», не надеемся на светлое загробное будущее.

А ещё в сборнике есть смешной рассказ "Работа за рубежом", к которому я имею некоторое отношение. Во-первых, Виталий Забирко прислал его в журнал "Реальность фантастики" в 2003 году, когда я работал там литредактором. Но моё вмешательство в текст в качестве редактора не понадобилось, поскольку Забирко пишет стилистически и грамматически очень чисто. Во-вторых, герой рассказа носит мою фамилию и носит неспроста))) Кстати, Ларионов и его дочь появляются ещё в паре историй из цикла "А у нас во дворе", тоже вошедших в сборник. Завершают книгу два фантастических рассказа с хитрой интригой из цикла "Охота и рыбалка".


На редкость сообразительный и дружелюбный брабантский гриффон - великолепный вариант домашней собачки-компаньона. Свою историю брабансон ведёт с середины шестнадцатого века. Эта порода уже давно завоевала популярность оригинальной внешностью, миниатюрными размерами, хорошим здоровьем и лёгкостью ухода. Брабантские гриффоны проявляют исключительную симпатию к членам семьи и отличаются особенной преданностью.
Fantor black

Умер Валерий Окулов...

С горечью узнал о смерти критика и библиографа фантастики Валерия Окулова (1950-2016).

Валерий Окулов и его книги:


В 2012-м общались с ним на "Буфесте" во Владимире. Валерий прекрасно и молодо выглядел (а ведь старше меня лет на шесть). Вот уж никогда бы не подумал, что...


Фото со встречи с ветеранами Байконура. Окулов во втором ряду (второй справа).

А вот что Валерий тогда написал о своём посещении "Буфеста":
http://vredaktor-ru.1gb.ru/index.php/n-mainmenu2-247/3900-2012-11-11-05-44-09.html
bookman

Андрей Кокоулин. Северный удел



Андрей Кокоулин. Северный удел. М.: АСТ, 2016. Серия: Тёмное фэнтези.

Казалось бы, поляна фэнтези давно уже вытоптана до безжизненности. Тем не менее, непременно находятся авторы, которые отыскивают на ней нетронутые цветы. Роман Андрея Кокоулина «Северный удел» – такой неожиданный кроваво-цветной сгусток воображения, вобравший в себя мистическую, детективную и фантастическую составляющие, объединённые острым сюжетом и полнокровными персонажами. Кровь у них, правда разная: цветная кровь высоких родов, серая кровь простого люда и – прозрачная, «пустая» кровь, несущая смерть.

Загадочные убийства и покушения на представителей высоких фамилий расследует обладатель одной из них – Бастель Кальваро, сам постоянно находящийся на грани гибели, теряющий близких, рискующий жизнью и потерей идентичности. Добротно во всех отношениях исполненная книга: оригинальная идея и тщательно продуманный антураж. Рекомендую.

А случилось это в серии «Тёмное фэнтези» издательства АСТ – там. где определено место для литературы страха и ужаса, которая вдруг стала в России востребованной. Боюсь даже подумать, почему…

P.S.
Но я буду не я, если не найду в книге какой-нибудь словесный казус. Есть он и в романе Кокоулина (см. стр. 384): «..Выломанные, пробитые телами створки. Широкое крыльцо со следами сажи в виде человеческих ступней под оставленной на перилах лампой».

Всё-таки не человеческих ступней, а человеческих следов, наверное? Хотя… Ступня – это стопа. Говорят же - «идти по стопам»… Т.е., "человеческие ступни" вместо "следов босых ног" вроде и правильно, но не очень симпатично.



Купить книгу Северный удел