?

Log in

No account? Create an account

Entries by category: происшествия

Если кто-то хочет прислать мне хорошую книжку или журнал интересный, обращайтесь личным сообщением, и я дам вам свой почтовый адрес.

Книги лучше всего всего отправлять  заказными бандеролями: при этом вы получите идентификационный номер почтового отправления, по которому можно будет отследить путь  бандероли (номер этот сразу после отправки сообщаете мне).

P.S.
Многоуважаемые авторы фантастических произведений, это и вам лёгкий намёк: я ведь член номинационных комиссий и жюри ряда фантастических премий: "Интерпресскон", премия им. братьев Стругацких ("АБС-премия"), "Портал", "Бронзовый Икар", мемориальная премии им. Леонида Панасенко и др. Приобрести самостоятельно все ваши шедевры, чтобы с ними ознакомиться, и (что вполне вероятно) потом номинировать на какую-либо премию, у меня нет возможности.


ЭТО ПРЕВЕНТИВНЫЙ ПОСТ (ОБРАТИТЕ ВНИМАНИЕ НА ДАТУ!).
Мой ЖЖ - ниже:
promo lartis august 21, 2014 15:13 2
Buy for 50 tokens
Вы можете разместить у меня в ЖЖ ссылку на свою запись с помощью промо-блока. Условия увидите, если кликните по кружку "i" правее записи. А чтобы разместить промо-блок в своём журнале, убедитесь, что он соответствует следующим критериям: 1) социальный капитал вашего журнала или…

Пожары семидесятых

Ближе к середине семидесятых мне довелось участвовать в тушении лесных пожаров в Новгородской области. Я, тогда студент, на каникулы к матери приехал Любытинский район. Очень жаркий июль случился, кругом горел лес. Местное лесничество кинуло клич – зазывали добровольцев помогать тушить и материально стимулировали – предлагали рубля три, что ли, в день. Я на это дело подписался на это дело, три рубля в те годы были вполне приличными деньгами, да и интересно. Собрались мы ранним утром у лесничества, погрузились в огромные сани-волокушу, прицепленные к гусеничному трактору и поехали. Сначала было весело, потом не очень, потому как трактор дошёл до границы пожарища, а дальше продвигаться уже не мог. Пожар прошёл низовой, сгорел мох, торф, перегной и корни деревьев, а сами деревья рухнули через некоторое время, уже после того, как пожар прошёл. Перед нами, насколько хватал глаз, лежало огромное пространство, заполненное стволами, скрестившимися в самых фантастических сочетаниях. Пробираться через этот бурелом было малоприятным занятием, но мы всё-таки добрались до места, назначенного нам для работы.



Бороться пришлось не только с пожаром. Неимоверное количество ос (больших таких, земляных), лишившихся гнёзд, нас просто терроризировало. Жара, огонь, дым – мучила жажда, постоянно хотелось пить... Я глотал из термоса сладкий клюквенный морс, облился и не знал, что делать, когда на лицо сели штук пять огромных насекомых и начали по нему ползать. Смахивать боялся... Сел на кочку, оказалось, на гнездо осиное. Удирал, настигаемый жужжащим облаком, которое жалило всех, кто подворачивался. Меня две штуки укусили прямо через одежду в руку, выше кисти. Рука раздулась, став похожей на бревно, мать потом делала спиртовые компрессы...

Даже не знаю, как выжила одна женщина, её осы буквально облепили, а она была в простеньком трико... На всякий случай – её кусали не те осы, что за мной гнались, это случилось чуть позже: она неудачно ткнула куда-то лопатой во время расчистки защитной просеки. Мы убирали за трелёвочными тракторами (которые делали эти просеки), оттаскивали деревья и ветки, копали канавы... Чуть не сгорел я с этими канавами. Мы копаем, а ветер дунул – и огонь поверху, по молодым ёлкам как прыгнет! Наши канавки ему не помешали… До сих пор страшно вспоминать...

Ну и на закуску. Приятеля моего оса укусила прямо в яйца. Он по нужде очень неудачно присел. На другой день, глядя на свою руку, я думал, как ему нелегко...

Слушайте и скачивайте музыку в mp3: povolnam. Плейслисты на все вкусы - от композиций для медитации до самых популярных исполнителей.
IMG_1295.jpg

Виталий Забирко. День пришельца. – М.: Вече, 2018.

После нескольких прочитанных подряд сумасшедших книг, вывихнувших мне мозг, захотелось чего-нибудь родного, привычного и добротного. А тут как раз приехал заказанный мною в "Лабиринте" сборник Виталия Забирко "День пришельца". Им я и полечился. Заглавный роман написан в 2006 году, его сокращённый вариант, названный тогда повестью, в 2010-м выходил в "Искателе". Написанный в стиле "сказки для научных работников младшего возраста", он рассказывает том, как молодой учёный-уфолог Сергей Короп оказался в деревне Бубякино на празднике "День пришельца", который (праздник) вполне мог бы называться межгалактическим фантастическим конвентом, потому что фантастические конвенты обычно весёлые и пьяные. Уж я-то знаю)))

Мою читающую душу грели аллюзии к "Понедельнику" и "Пикнику на обочине" братьев Стругацких. Радовал ненавязчивый юмор. Увлекали лёгкие научно-познавательные экскурсы. Любопытны, например, страницы, где растолковывается "казус Бескровного", на пальцах остроумно опровергающий постулат специальной теории относительности о невозможности передвижения быстрее скорости света. Моей душе были близки и хорошо понятны любовные терзания героя... А вот философские размышления Сергея Коропа мою душу опечалили: «Все мы что-то пропускаем там, где нас нет. Особенно, когда спим без сновидений. А когда просыпаемся, узнаём, что где-то началась война, где-то случилось землетрясение, от друга ушла жена, соседа сбила машина… И всё без нас. Сон без сновидений выключает из жизни на несколько часов, однако рано или поздно придёт такой сон, который выключит навсегда, и тогда мы пропустим всё, что будет после нас. Откуда тогда возникла вера в загробную жизнь, если каждый не единожды испытывал ощущение полного выключения сознания при живом теле? Почему при мёртвом теле душа обязана жить? Глупый оптимизм…». Сразу вспомнилось, как на одной из «АБС-премий» глубоко верующий фантаст Дмитрий Володихин сказал мне, агностику, и Святославу Логинову, атеисту: «Я не представляю, как вы живёте с этим?.. Как вообще можно жить, будучи уверенным, что после смерти ничего не будет?». А вот так и живём! Живём сегодня и, подобно герою «Дня пришельца», не надеемся на светлое загробное будущее.

А ещё в сборнике есть смешной рассказ "Работа за рубежом", к которому я имею некоторое отношение. Во-первых, Виталий Забирко прислал его в журнал "Реальность фантастики" в 2003 году, когда я работал там литредактором. Но моё вмешательство в текст в качестве редактора не понадобилось, поскольку Забирко пишет стилистически и грамматически очень чисто. Во-вторых, герой рассказа носит мою фамилию и носит неспроста))) Кстати, Ларионов и его дочь появляются ещё в паре историй из цикла "А у нас во дворе", тоже вошедших в сборник. Завершают книгу два фантастических рассказа с хитрой интригой из цикла "Охота и рыбалка".


На редкость сообразительный и дружелюбный брабантский гриффон - великолепный вариант домашней собачки-компаньона. Свою историю брабансон ведёт с середины шестнадцатого века. Эта порода уже давно завоевала популярность оригинальной внешностью, миниатюрными размерами, хорошим здоровьем и лёгкостью ухода. Брабантские гриффоны проявляют исключительную симпатию к членам семьи и отличаются особенной преданностью.


Понизовский Антон. Принц инкогнито. М.: Редакция Елены Шубиной, 2017. Серия: Большая проза.

О чём этот роман, выходящий на днях в издательстве «Редакция Елены Шубиной»...
О перипетиях наследования испанской короны?
О трагическом одиночестве нескладного стеснительного подростка?
О проблемах периодически горящих российских психлечебниц?
О человеческих и национальных трагедиях, вызванных развалом большой страны?
О болезненном взаимном непонимании матери и сына?

Тот самый случай, когда чёткого ответа быть не может. Автор «Принца-инкогнито» Антон Понизовский в своё время громко заявил о себе необычным дебютным романом «Обращение в слух» (шорт-лист премий «Книга года» и «Большая книга» в 2013-м году). «Обращение в слух» было скомпоновано писателем из предельно откровенных, предельно безыскусных монологов русских мужчин и женщин, героев российской повседневности. Героев скромных, заведомо обречённых на безвестность. Возможно, «неизвестные герои» – это ключевые слова к пониманию творчества Понизовского. Ведь не случайно и новый его роман называется «Принц-икогнито», в вольном переводе – «Неизвестный принц». Месседж автора постепенно проступает сквозь пелену событий в начале прошлого века на борту линейного корабля «Цесаревич» и мрачную повседневность «дурдома» в современном заштатном Подволоцке… И если «Обращение в слух» называли романом о русской душе, то новый роман Понизовского в этом смысле нельзя позиционировать с уверенной национальной однозначностью: один из героев «Принца» – армянин, у другого мать – испанка, об отце история умалчивает. Таким образом, если это роман о душе, то не о русской душе, а о душе вообще – человеческой. Что касается упомянутого выше авторского послания, то в последних главах, а особенно в финале, оно сформулировано максимально чётко. Читателю всего-то и нужно – суметь продраться к этому обращению сквозь пристрастное беспристрастие авторского текста и многослойный, сумбурный, порой горячечный поток сознания одного из героев.



Издательская аннотация:
Романтические приключения в духе «Графа Монте-Кристо» или Железной маски: 1908 год, русская эскадра у берегов Сицилии, Мессинское землетрясение, тайная коронация… И на следующей странице: жизнь сумасшедшего дома в современной российской глубинке. (Детально, правдиво, но без чернухи). Кто-то из пациентов устраивает поджог за поджогом: медбрат выступает в роли детектива. В столкновении двух сюжетов, двух стилей и двух реальностей, за цветистым постмодернистским фасадом – «проклятый вопрос»: что делать, если человеческая личность так прекрасна, волшебна, неповторима - а окружающая жизнь так невзрачна?
О безвременной смерти Светланы Прокопчик узнал не сразу, как раз находился в Феодосии, там у меня были проблемы с выходом в сеть, да и не очень качественно я умею это делать с телефона. Пусть Светлана меня простит, что не откликнулся вовремя…
Общаться с ней мне доводилось не раз, воспоминания самые позитивные. Света, кстати, очень положительно отнеслась к моей редактуре её повести «Крест», которую мы в 2005-2006 годах публиковали в журнале «Реальность фантастики». Я это её отношение к себе ценил, прекрасно зная, что если Прокопчик что-то (кто-то) не нравится, она скрывать не станет. Откровенность и бескомпромиссность всегда были её коньками. Некоторое время назад Светлана предлагала мне продолжить сотрудничество в работе над её новым романом. Но судьба распорядилась иначе.
Светлая память…



Снимок сделан мною на «Росконе-2003».

Умер Валерий Окулов...

С горечью узнал о смерти критика и библиографа фантастики Валерия Окулова (1950-2016).

Валерий Окулов и его книги:


В 2012-м общались с ним на "Буфесте" во Владимире. Валерий прекрасно и молодо выглядел (а ведь старше меня лет на шесть). Вот уж никогда бы не подумал, что...


Фото со встречи с ветеранами Байконура. Окулов во втором ряду (второй справа).

А вот что Валерий тогда написал о своём посещении "Буфеста":
http://vredaktor-ru.1gb.ru/index.php/n-mainmenu2-247/3900-2012-11-11-05-44-09.html
Николай Романецкий (svet_smoroda) пишет: "Пиарю свой новый (а на самом деле очень старый) проект-эксперимент".

Речь идёт о цикле «У мертвых кудесников длинные руки», начатом ещё в 1996-м году весьма необычным по смеси жанров и оригинальному исполнению романом "Убьём в себе Додолу".
Наконец-тот автор решил добить третью, завершающую книгу!

Приведу фрагмент из нашей давней (2004 г.) беседы с Николаем:

В.Л.: Собираешься ли возвращаться к миру Додолы, описанном тобой в неподдающейся жанровой классификации дилогии "У мёртвых Кудесников длинные руки"?

Н.Р.: Вообще-то, начало третьего романа из мира Додолы было написано еще в 1998 году. Но дальше дело не продвинулось. Дилогия ведь осталась практически незамеченной. Читатель привык к усредненному языку, и пробиваться через стилизацию под вымышленный словенский большинству не хочется. Да, те, кто продрался через первые двадцать страниц и вчитался, говорят потом добрые слова, но ведь сначала надо продраться, а это некомфортное занятие. Впрочем, рассказы «Счастливая невеста» и «Оплошка вышла!» - из того же мира. И, в конце концов – «никогда не говори никогда»!

obl

Более подробно (+ видео) в группах других соцсетей:
https://www.facebook.com/groups/1005774949488370/
http://vk.com/public110811400
Единственная каша, которую я любил всегда – пшённая. Правда, теперь и все остальные ем, не морщась. А пшенную кашу, если кто не знает, делают из проса. В предвоенные годы, когда нужно было срочно накормить народ и армию, урожайность проса резко повысил, выведя его новые сорта, учёный-селекционер Георгий Иванович Попов – отец Валерия Георгиевича Попова. Это я вторую повесть в книге Валерия Попова «Плясать до смерти» прочёл. Она называется «Комар живёт, пока поёт», в «Новом мире» была когда-то опубликована.

Повесть, конечно, не о просе, хотя просо, рожь и ячмень в ней присутствуют. Она о сложных родственных взаимоотношениях. Знаю по опыту, что труднее всего с самыми близкими людьми – детьми, родителями, жёнами, мужьями. Остальных-то можно послать куда подальше, а близких не пошлёшь, они всегда при тебе, если даже и не с тобой. Хотя у некоторых моих знакомых семейно-родственные дела на протяжении всей жизни очень красивыми и ровными получаются, аж завидки берут. Но такое, по-моему, редкость... Во всяком случае у Попова в семье идиллии никакой не было, у меня – тоже.

Валерий Попов предельно откровенно рассказал своих семейных «скелетах в шкафу». В «Плясать до смерти» – о своей дочери, в «Третьем дыхании» – о жене, в «Комаре» – об отце. Не каждый сможет о таком написать… Не знаю, хорошо ли своё грязное бельё на людях выворачивать, ведь «Комаре» Попов в прямом смысле слов этим занимается. Но точно знаю, что не каждый сможет ТАК написать…


Прочёл вошедший в список финалистов национальной литературной премии «Большая книга» исповедально-биографический роман Валерия Попова "Плясать до смерти". Вообще-то сам писатель изначально называл эту вещь повестью, а название выглядело вот так: "Плясать досмерти". Кстати, и первая публикация в журнале "Октябрь" имела название того же написания.

Книга, берущая за душу... Вот и Дмитрий Быков пишет о ней с трагическим восхищением : "Валерий Попов с первых книг предстал прозаиком первого ряда - точным, мгновенно узнаваемым, милосердным без назидательности, насмешливым без цинизма, умным без умничанья. С годами его книги становились все откровенней и страшней, но такой обжигающей прозы, как роман "Плясать до смерти", в России за последние годы не появлялось. Больше месяца я не мог думать ни о чем другом - и боялся написать автору о своей благодарности и сострадании: любые слова оскорбительны для этой книги, навсегда меняющей вашу жизнь". И я почти согласен с Димой, но всё-таки не полностью. Возможно потому, что сам прошёл через испытания, в чём-то похожие на те, что выпали на долю героя "Плясать до смерти", и жизнь моя из-за книги меняться уже не будет...

О второй вещи, которая вошла в эту книгу ("Комар живёт, пока поёт), я написал здесь.

Подробнее о "Плясать до смерти", например, здесь.


Сергей Ю. Кузнецов известен читателю психологическими детективами о становлении интернета, рейва и бизнеса в девяностых годах («Семь лепестков», «Гроб хрустальный», «Серенький волчок»), тошнотворно-патологическим триллером «Шкурка бабочки», скандально-неформатным футурологическим романом «НЕТ» (созданным совместно с Линор Горалик) и необычной семейной сагой «Хоровод воды», сделавшей автора финалистом премии «Большая книга». Отъявленный постмодернист, не жалеющий нервов взрослого читателя, на сей раз написал в меру страшную сказку для тинейджеров (но не только для них), посвятив её своей дочери Ане. Я не знаю, сколько лет Ане, но думаю, что уж она-то книгу папы в любом случае прочитала. И ваш покорный слуга, хорошо представляющий, на что способен Сергей Кузнецов, тоже прочёл роман с интересом. Что касается подростков, то надежды на то, что книжка окажется в их руках, очень мало. Читают они нынче неохотно, к тому же вышел роман совсем не в детском оформлении. А ведь действительно мог бы им понравиться... Потому как главные герои романа подростки и есть. В «Живых и взрослых» школьники-семиклассники раскрывают ужасные тайны, дружат-дерутся и носятся с идеей изменить мир. Изменить мир у них не очень получается, а вот себя они, конечно, изменяют.

Исходные обстоятельства писатель придумал любопытные. Он поделил вселенную романа на мир живых – несколько скучноватую, не купающуюся в излишествах страну, похожую на СССР семидесятых, и на мир мёртвых (Заграничье) – пространство, продвинутое технологически, с деньгами, которые заменяют мёртвым время, с секретными лабораториями, шпионами и злодеями, одержимыми мечтой о тотальном всевластии. Умирая или погибая, люди живого мира не уходят в небытие, а продолжают существование в мире мёртвом. И здесь уж кому как повезёт… Кто-то превращается в упыря, зомби, или «фульчи» *, а кто-то остаётся почти человеком. Мёртвый мир богат и достаточно комфортен, ведь благодаря аккумулированию знаний умерших технологии в нём используются исключительно передовые и самые лучшие. Зато у живых есть возможность выбирать между добром и злом, мёртвые же свободы воли лишены, они давно, ещё при жизни, свой выбор сделали… Миры разделяет Граница, но деловые, дипломатические и торговые связи между ними поддерживаются.

Автор очень естественно играет сразу на нескольких литературных полях (сказка, хоррор, фэнтези, шпионский роман, подростковая драма), удовлетворяя самые разные читательские потребности. В романе есть ребятишки со всеми комплексами, присущими их возрасту, с первой своей любовью, взрослением и познанием жизни, есть мерзопакостные мертвяки, есть загадки и приключения, социальное неравенство, ностальгия по потерянной «доброй» стране, есть обличение безудержного «употреблятства», есть тоска по зелёным дворам, улицам без автомобильных пробок и по безвозвратно потерянной высокой духовности.

«В этом мире заправляют мёртвые. Мёртвых намного больше, чем живых. Они заполнили наши скверы, наши парки и бульвары, наши улицы и площади. Они привезли с собой мертвые машины, быстрые, красивые, убивающие все живое. Во дворе, где раньше играли дети, где гуляли матери с малышами, — там парковка мертвых машин.
Наш город – это город мёртвых.
Мы боимся ходить по нашим улицам.
Мы боимся заходить в наши подъезды.
Мы боимся отпускать из дома наших детей.
Мертвые отняли все, что у нас было: наши книги, наши фильмы, наши улицы. Нашу работу. Наши дома. Наш город. Нашу жизнь. Они вошли в каждый дом: с экрана телевизора, со страниц газет, с вращающихся тарелок интердвижков».

Два мира, вложенных в книгу автором, окружают нас и сейчас, так что, дорогой читатель, хочешь – просто читай подростковую шпионскую сказку, а хочешь – задумывайся о смерти, улавливай и анализируй подтексты, аналогии и прозрачные намёки. Один из таких намёков есть и в названии романа.
Кстати, в самом его конце написано: «Конец первой книги».



* «Фульчи» - это забавное наименование писатель придумал для одуряюще пахнущих и смертельно опасных зомби-девочек с куклами в руках. Был такой итальянский кинорежиссёр Лючио Фульчи (1927-1996), известный своими кровавыми фильмами ужасов («Зомби», «Седьмые врата ада» и др.).

Ещё о Кузнецове в моём ЖЖ:
http://lartis.livejournal.com/33535.html
http://lartis.livejournal.com/263133.html
http://lartis.livejournal.com/264176.html

Бук-трейлер «Живые и взрослые»:



Дюжина смертей и тринадцать воскрешений в теле того же человека в реальностях чем-то похожих друг на друга, но по существу разных, описанных Андреем Пасхиным (Песахом Амнуэлем) в его "Исповеди" ("Искатель" #6, 2009) - много это или мало? Почему это случилось с героем, чудо это или наваждение, Господний дар или Господнее проклятие? Печальная повесть...
Но пару раз я всё же улыбнулся.
"Когда-нибудь придумают слова, способные выразить самые глубинные человеческие ощущения, самые сложные эмоции. Язык развивается, у наших пещерных предков не было и сотой доли нынешнего словарного запаса. А мы, сегодняшние, со своим убогим русским, в котором все-то две сотни тысяч слов, покажемся нашим далеким потомкам такими же пещерными людьми, не способными выразить словами самые, возможно, важные духовные искания..."
По поводу приведённой выше цитаты улыбка получилась скептической, потому как не разделяю я авторского оптимизма. Словарный запас нашего современника на глазах скукоживается, оснований к тому, что тенденция эта в будущем изменится, я не вижу.
Ну а цитируемому ниже я улыбаюсь уже вместе с автором: "...в школе я мечтал стать не астрономом, а писателем. Мечтал стать известным, как Семенов, прославивший себя романом "Живые и мертвые". Как потрясающе показаны там государь-император и его семья, их страдания о родине в дни тяжких испытаний! Хотел писать, как Фалеев, я зачитывался его "Молодой гвардией", поручик Кошевой, партизан, духовный наследник Дениса Давыдова, не давал мне спать по ночам..."
Сегодня - исполнился год со дня смерти Владимира Михайлова...

Дорогие для меня автографы Владимира Дмитриевича:

Сторож брату моему. Издательство "Лиесма". Рига. 1976. Книжку добывал с помощью Юры Цицаркина...



А вот где мне Михайлов её подписал, сразу и не соображу. Это уже после Новомихайловки. В Новомихайловке я у него подписывал "Тогда придите, и рассудим". Даже фото есть этого момента...




Тогда придите, и рассудим. "Лиесма". Рига. 1983



Подписано в Новомихайловке:




Люди и корабли. "Звайгзне". Рига. 1967.
Не помню уже, как раздобыл, у Михайлова подписал позже...



Горим, но не светим

В начале 9-го утра практически во всём городе вырубилась электроэнергия - пожар на трансформаторной подстанции. Пожар-то быстро потушили, за полчаса, но свет в моей квартире появился только к вечеру...

На всякий случай: авария никак не связана с ЛАЭС.

http://www.rambler.ru/news/0/0/12129556.html
Симпатичная девушка Саша, моя единственная соседка по купе в поезде #53 СПб-Киев:

Саша_30 Кб

Можно сказать, спасительница. Именно в её грудь я уткнулся, перелетев через столик, когда наш состав вМАЗался в МАЗ с трубами на жд-переезде 10 ноября...
В сегодняшней программе "Профессия-репортёр" на НТВ, посвящённой авиакатастрофам и выжившим в них "счастливчикам", увидел Ласа (Александра Ульянова) с группой "Беломорс". (Кстати, Лас - прототип одного из персонажей "Сумеречного Дозора", выведенный там Сергеем Лукьяненко практически под своим именем:)).
Где только наших людей не встретишь!
Он и в ЖЖ одно время был, но куда-то пропал...

У меня есть подаренный Ласом на каком-то ИПК альбом "Беломорса" 2001-го года "А теперь пинкфлойд". Наверное, у них теперь что-нибудь и поновее есть. На прошлом "Росконе" не догадался Ласа попытать на эту тему.

Сайт "Беломорса": http://www.belomors.ru/
Да ведь это - "Золото бунта" от НФ!
Всем, у кого мозги не окончательно разжижились - одолевать непременно.

Кстати, у Жарковского (в ЖЖ - zharkovsky) сегодня день рождения!

UPD
См. здесь: http://novakilia.livejournal.com/19754.html

UPD2
Книжка есть у Джориана в его лавке.
См.: http://community.livejournal.com/knijnay_lavka/22574.html
А сам автор пишет, что...

Profile

dbr
lartis
Владимир Ларионов
Website

Latest Month

October 2019
S M T W T F S
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031  

Tags

Syndicate

RSS Atom
Powered by LiveJournal.com
Designed by Lilia Ahner