?

Log in

No account? Create an account

Entries by category: лытдыбр

Если кто-то хочет прислать мне хорошую книжку или журнал интересный, обращайтесь личным сообщением, и я дам вам свой почтовый адрес.

Книги лучше всего всего отправлять  заказными бандеролями: при этом вы получите идентификационный номер почтового отправления, по которому можно будет отследить путь  бандероли (номер этот сразу после отправки сообщаете мне).

P.S.
Многоуважаемые авторы фантастических произведений, это и вам лёгкий намёк: я ведь член номинационных комиссий и жюри ряда фантастических премий: "Интерпресскон", премия им. братьев Стругацких ("АБС-премия"), "Портал", "Бронзовый Икар", мемориальная премии им. Леонида Панасенко и др. Приобрести самостоятельно все ваши шедевры, чтобы с ними ознакомиться, и (что вполне вероятно) потом номинировать на какую-либо премию, у меня нет возможности.


ЭТО ПРЕВЕНТИВНЫЙ ПОСТ (ОБРАТИТЕ ВНИМАНИЕ НА ДАТУ!).
Мой ЖЖ - ниже:
promo lartis august 21, 2014 15:13 2
Buy for 50 tokens
Вы можете разместить у меня в ЖЖ ссылку на свою запись с помощью промо-блока. Условия увидите, если кликните по кружку "i" правее записи. А чтобы разместить промо-блок в своём журнале, убедитесь, что он соответствует следующим критериям: 1) социальный капитал вашего журнала или…

Мама

Сегодня - 1 сентября, но в школу все пойдут завтра.
А моя мама всю жизнь в школе проработала.
Пару лет назад это фото с газетной вырезкой почти полувековой давности прислала мне дочь маминой ученицы, нашла меня ВК.
Газетная вырезка, которую до сих пор хранят в их семье...



Моя мама Ларионова Мария Фёдоровна. 1971 год.

Птицы атакуют...

Радует чудесное сегодняшнее спасение авиапассажиров, летевших на А321! Но надо что-то немедленно делать с птицами в аэропортах.
А ведь я сам был три года назад в похожей ситуации...

27 июня 2016 года я вылетал из Симферополя, самолёт разгонялся по взлётной полосе. Столкновение с птицей произошло сразу после того, как шасси самолёта оторвались от земли. Удар! Мы тут же грохнулись обратно на полосу, жёстко тормознули и с трудом вырулили. Теперь-то я понимаю, для чего нужны ремни! Хорошо, что протяжённости полосы хватило, чтобы не выскочить за её пределы, в Симферополе они длинные. Командир корабля по фамилии Филиппов с дрожью в голосе сообщил перепуганным пассажирам: «К сожалению, произошло столкновение с птицей, мы должны проверить самолёт».

Как я и подозревал, в фильмах-катастрофах всё врут. Когда лайнер мотало по взлётной полосе, в салоне стояла гробовая тишина, никто не орал. Если не считать грудного ребёнка, который орал по своим делам – и во время неудачного взлёта, и до него, и после.
Из самолёта нас не выпустили, мы сидели в нём около двух часов, пока машину проверяли на способность летать. Из-за всего этого я так и не поспал, а ведь ночь была бессонная: в четвёртом часу ночи выехал из Феодосии в Симферополь (да ещё после банкета), в такси вздремнуть как-то не получилось. А в самолёте после такой встряски и мыслей о том – сможем ли он теперь сесть в Санкт-Петербурге без проблем – тем более не спалось...

Пожары семидесятых

Ближе к середине семидесятых мне довелось участвовать в тушении лесных пожаров в Новгородской области. Я, тогда студент, на каникулы к матери приехал Любытинский район. Очень жаркий июль случился, кругом горел лес. Местное лесничество кинуло клич – зазывали добровольцев помогать тушить и материально стимулировали – предлагали рубля три, что ли, в день. Я на это дело подписался на это дело, три рубля в те годы были вполне приличными деньгами, да и интересно. Собрались мы ранним утром у лесничества, погрузились в огромные сани-волокушу, прицепленные к гусеничному трактору и поехали. Сначала было весело, потом не очень, потому как трактор дошёл до границы пожарища, а дальше продвигаться уже не мог. Пожар прошёл низовой, сгорел мох, торф, перегной и корни деревьев, а сами деревья рухнули через некоторое время, уже после того, как пожар прошёл. Перед нами, насколько хватал глаз, лежало огромное пространство, заполненное стволами, скрестившимися в самых фантастических сочетаниях. Пробираться через этот бурелом было малоприятным занятием, но мы всё-таки добрались до места, назначенного нам для работы.



Бороться пришлось не только с пожаром. Неимоверное количество ос (больших таких, земляных), лишившихся гнёзд, нас просто терроризировало. Жара, огонь, дым – мучила жажда, постоянно хотелось пить... Я глотал из термоса сладкий клюквенный морс, облился и не знал, что делать, когда на лицо сели штук пять огромных насекомых и начали по нему ползать. Смахивать боялся... Сел на кочку, оказалось, на гнездо осиное. Удирал, настигаемый жужжащим облаком, которое жалило всех, кто подворачивался. Меня две штуки укусили прямо через одежду в руку, выше кисти. Рука раздулась, став похожей на бревно, мать потом делала спиртовые компрессы...

Даже не знаю, как выжила одна женщина, её осы буквально облепили, а она была в простеньком трико... На всякий случай – её кусали не те осы, что за мной гнались, это случилось чуть позже: она неудачно ткнула куда-то лопатой во время расчистки защитной просеки. Мы убирали за трелёвочными тракторами (которые делали эти просеки), оттаскивали деревья и ветки, копали канавы... Чуть не сгорел я с этими канавами. Мы копаем, а ветер дунул – и огонь поверху, по молодым ёлкам как прыгнет! Наши канавки ему не помешали… До сих пор страшно вспоминать...

Ну и на закуску. Приятеля моего оса укусила прямо в яйца. Он по нужде очень неудачно присел. На другой день, глядя на свою руку, я думал, как ему нелегко...

Слушайте и скачивайте музыку в mp3: povolnam. Плейслисты на все вкусы - от композиций для медитации до самых популярных исполнителей.


Спасибо уважаемому Михаилу Глебовичу Успенскому, за вот эти слова в его беседе с Василием Владимирским: «..как найти хорошие тексты среди пятисот с лишним романов, выходящих ежегодно? Кто сможет обозреть эту кучу на предмет жемчужного зерна? Вот и следишь только за знакомыми именами да следуешь редким рекомендациям друзей. Именно так открыл для себя блистательный роман Тони Барлама «Деревянный ключ». А прошёл он совершенно незаметно, хотя достоин всяческих премий. Спойлерить не буду, скажу только, что Буратино — совсем не то, чем кажется...». Глебычу я доверяю, поэтому «Деревянный ключ» немедленно нашёл и начал читать. Добравшись до середины книжки, спешу отметить, что роман действительно – замечательный. Рискну предположить, что и финалом не буду разочарован, а пишу, не дочитавши, всего лишь потому, что в ближайшее время у меня не будет такой возможности… Богатым и щедрым, но очень правильным и лёгким (я просто душою отдыхал, внимая), настоящим русским языком автор излагает целый сонм реальных и мистических историй, начинающихся в глубокой древности и плавно переходящих в настоящее, историй, волшебным образом связанных друг с другом, проникающих друг в друга. Попутно и так же щедро Барлам разбрасывает по тексту десятки парадоксальных мыслей, оригинальных концепций, отсылок к старинным манускриптам и историческим фактам, придумывая родословную общеизвестной литературной сказке, а заодно, практически играючи, открывает читателю ещё одну версию возможного прочтения Библии.

Цитата:
«...страх вполне естествен, хотя в разных случаях имеет и различную природу. Одних страшит богооставленность, других — неизвестность, третьих — ответственность. Не все народы ведь родились одновременно. Так, мой народ помнит явление на свет твоего — я разумею — еврейского. К тому времени наши мудрецы уже осознали, что Бога у нас больше нет.
— То есть как это — нет? — Ужаснувшись, Марко сотворил было крестное знамение, но рука почему-то не послушалась.
— Как — точно не знает никто. — Дэвадан пожал, плечами. — Я представляю себе это так, будто Бог создал сей мир из себя самого — из всего себя, без остатка. А вот дочь моя полагает иначе.
— Мне кажется, что всё окружающее нас и мы сами суть агония Бога, — откликнулась Тара. — Когда-то давно люди еще ощущали его присутствие, ныне же они предоставлены самим себе.»


Признаться, современный фантастический литературный поток просто отучил меня радоваться процессу чтения. А здесь – пир духа какой-то. :)))) (это жабры)

Глебыч пеняет, что книгу вовремя не заметили. Но как, как этот роман, вышедший в 2010-м году в «Астрели», вне известных фантастических серий, с фамилией на обложке, которая (фамилия) хоть и широко известна в узких кругах, но всё-таки ещё не достаточно сильно прогремела, было заметить? А сама обложка? Рисунок Андрея Фереза очень симпатичный (ежели вглядеться), но общий тёмный фон обложки внимания ничуть не привлекает. Действительно обидно, что книжка проскочила мимо номинаций… Потому и написано в первом посте моего ЖЖ – дорогие авторы, присылайте свои книги для возможного номинирования на фантастические премии. И адрес там есть.

Купить книгу Деревянный ключ
Из oффлайн-интервью Бориса Стругацкого

Доброго вам здоровья, дорогой Борис Натанович!
Если Вам не трудно, расскажите нам о жизни ленинградского отделения «Детлита».
Расскажите, пожалуйста, нам об Илье Варшавском, о Георгии Мартынове, о Севере Гансовском, о Вадиме Шефнере, о Георгии Гуревиче, о Геннадии Горе и прочих ленинградцах...
Вы, небось, понимаете, если Вы нам не расскажете, то уже никто не расскажет, увы.
Я не жду пакостей и сенсаций (тем паче, что Вы и на то и на другое не способны), я просто хочу ещё раз прикоснуться к любимому далёкому времени.
Расскажите нам что-нибудь хорошее про своих ленинградских друзей, типа: «Привёз нам раз Гуревич из монреальского «Экспо-67» авторучку. Повернёшь её так, – женщина на ручке одетая. А повернёшь её этак, – совсем голая!»
Расскажите о своих былых друзьях, пожалуйста, Борис Натанович, покуда у Вас есть время и возможность.
Я, честное слово, не писака из жёлтой прессы, но последние 30 лет просто советский инженер.



Дмитрий
Аврора, Канада - 04/10/11 12:49:32 MSK



То есть, Вы просите меня написать что-то вроде Малого Мемуара. Боюсь, я на это не способен.
Илья Иосифович Варшавский был остроумен, всегда доброжелателен и бесконечно талантлив. Ему нравилось возиться с нами, молодыми. Мы называли его Дедом, – в том числе и в глаза, – он не возражал. На морском жаргоне Дед это стармех, а он был специалистом по судовым двигателям. Он был большой любитель посидеть за рюмкой чая в хорошей компании, и он был замечательный пародист. Помню, я подарил ему наш сборник ДР+ТББ с надписью: «Философу и хохмачу Илье Иосифовичу – приличное, вроде, сырье для пародий».
Георгия Мартынова я знал плохо. Он был, как сказал бы Уоннегут, «другого карасса». Мы над ним посмеивались, когда он на заседаниях секции возглашал: «Мецтаць! Надо мецтаць!» Мы ведь все как один были скептики и вовсе не считали, что главная задача фантаста – мечтать. Думать и писать правду, – так мы это формулировали для себя. Впрочем, Мартынов был очень популярным детским писателем, и я помню, как за десять лет до того я безуспешно охотился за его сборником «220 дней на звездолете».
Гансовский и Гуревич не были ленинградцами. Гансовский был безусловно одним из талантливейших писателей нашего поколения, а Георгий Гуревич – один из самых эрудированных. (АНС называл его Гиша – в честь доисторического гигантского зверя гишу, пожирателя слонов, из романа Ефремова.)
Шефнера я очень любил и уважал, – и как прозаика, и как поэта. Но мы были людьми разных поколений и почти с ним не общались, – разве что в доме творчества забегали друг к другу поздним вечером в поисках пачки сигарет (или, тоже бывало, бутылочки – в долг, до завтра).
Геннадий Самойлович Гор много лет подряд возглавлял у нас секцию научно-фантастической и научно-художественной литературы. Он был для нас НАЧАЛЬНИКОМ, и мы общались с ним, как правило, только официально. Он был великий эрудит, блистательно разбирался в живописи, но фантастику, на мой взгляд, писал скучноватую. Впрочем, АНС был о нем гораздо более высокого мнения...
Такие дела.
Конец Малого Мемуара.


*****


Кстати, несколько лет назад я задавал подобный вопрос Борису Стругацкому о Георгии Мартынове, БНС тогда ответил тоже не слишком развёрнуто (см.: http://lartis.livejournal.com/650106.html).

Про вершины литературы

Я не люблю отвечать, когда меня просят назвать книги, которые произвели на меня неизгладимое впечатление, как-то повлияли на мою жизнь, изменили её коренным образом. Или отвечать на вопросы, подобные тому, что был мне недавно задан: «Какие десять книг для вас наиболее читаемы, ценимы? Что вы считаете для себя вершиной русской и мировой литературы?». Назвать десяток лучших (на мой субъективный вкус) фантастических романов за прошлый год для составления каких-нибудь номинационных списков – это пожалуйста. А вот выделять десять лучших книг из всей мировой литературы – увольте. Не могу взять на себя такую ответственность… Даже перед собой лично. Во-первых, таких произведений в десятки (а то и в сотни) раз больше, чем десять. Во-вторых, на разных этапах моей жизни мне виделись разные вершины литературы. Помню, как в 1964-м читал толстенный фолиант Ефремова, роман «Лезвие бритвы», только что полученный школьной библиотекой. Для меня, восьмилетнего, это и была тогда «вершина литературы», правда, не во всём понятная. Мама, учительница начальных классов, на полставки заведовавшая библиотекой, давала мне ключ, и я в середине шестидесятых часами мёрз в неотапливаемом флигеле, негнущимися пальцами листая журналы «Вокруг света», «Техника-молодёжи», «Наука и жизнь» и «Знание-сила» выпуска пятидесятых годов, страшно раздражаясь, когда каких-то номеров не хватало, и я не мог дочитать очередную фантастическую «вершину литературы» с продолжением. Но в этой же библиотеке я нашёл Чехова, Алексея Толстого, Эмиля Золя, Мопассана, Уэллса, Дюма, Жюля Верна, Сервантеса, Конан-Дойла…



Когда-то я был записан аж в три библиотеки, в книжных магазинах что-то стоящее (особенно из современных зарубежных авторов) удавалось изредка купить лишь в 60-е и начале 70-х. Спасала периодика. Были времена, когда я выписывал пару десятков журналов, чтоб прочесть в каждом один-единственный роман. Например, «Сирены Титана» Курта Воннегута в минском журнале «Неман». Или что-нибудь из рубрики «Приключения-Фантастика» в ташкентской «Звезде Востока». Или что-нибудь из зарубежной прозы в алма-атинском «Просторе», воронежском «Подъёме», карельском «Севере» … И т.д и т.п. Был, правда, журнал, который радовал не единожды в год, а значительно чаще. «Иностранная литература». В «ИЛ» я прочёл «В зеркалах» Роберта Стоуна, «Объяли меня воды до души моей» Кэндзабуро Оэ, «Женщину в песках» Кобо Абэ, «Час пик» Ежи Ставинского», «Над пропастью во ржи» Сэлинджера, «Бойню номер пять» того же Воннегута... Апдайк, Вежинов, Маркес, Сартр, Доктороу, Дюрренматт, Голдинг, Кортасар… Иного пути познакомиться в провинциальном посёлке с ними не было…

Вершиной литературы на какое время для меня смог стать даже Джеймс Хедли Чейз. Его роман «Весь мир в кармане», опубликованный в трёх номерах ленинградской «Звезды» (по-моему, это было в 1974-1975 гг.) я проглотил мгновенно, ведь в СССР нас редко баловали таким остросюжетным зарубежным чтивом. Наслаждался я и замечательным психологическим детективом Себастьена Жапризо «Дама в автомобиле» по кусочку в том же 1974-м печатавшемся в журнале «Смена»… В какие-то моменты вершиной литературы для меня могли стать Бернард Шоу и Ирвин Шоу, Грэм Грин и Александр Грин, Алексей Константинович Толстой и Алексей Николаевич Толстой (не говорю уже о Льве Николаевиче).

Я всего лишь мельком пробежался по тому массиву литературы, который читал до начала восьмидесятых. Ничего не сказав о сотнях авторов и тысячах книг. Ничего не сказав о Стругацких. А ведь «Понедельник начинается в субботу», «Улитка на склоне» и «Хромая судьба» – тоже вершины литературы. Как уж тут выбрать десять…
Философско-психологическую фантастику Ольги Ларионовой помнят и любят. Стоит поработать поисковиком хотя бы в ЖЖ - обязательно всплывут ссылки на её "Леопарда с вершины Килиманджаро" и "Сказку королей". Любят и помнят её космическую оперу "Чакра Кентавра"...

Перечитывая вещи Ольги Николаевны, обнаружил некую закономерность: юные, утончённые, неимоверно красивые героини, с которыми у главного героя-мужчины происходит совершенно несчастная любовь, непременно гибнут. По большому счёту в их смерти всегда виноват этот самый главный герой, чрезмерно рефлексирующий и нерешительный. Примеры: тот же "Леопард" (Илль), "Сказка королей" (Дениз), "Перун" (Кира). И т. д.
Кстати, заметил (ранее как-то не обращал на это внимания) некоторую схожесть интонаций прозы Ольги Ларионовой и Вячеслава Рыбакова. Ленинградская школа...

А вот любопытная закономерность совсем другого плана: в советском ещё Лениздате авторские сборники О.Ларионовой выходили раз в десятилетие, с интервалом в десятилетие.

1971 г. - "Остров мужества". Именно эту книгу Георгий Гречко, большой поклонник Ларионовой, брал с собой в космос. Предисловие к сборнику написано Иваном Ефремовым. Фантастический классик рассуждает в нём о критериях разграничения научной фантастики и "чистой" фантазии. Т.е., ещё в то время, практически при полном отсутствии издания фэнтези в СССР, вопросы эти фантастов волновали...
1981 г. - "Сказка королей". Предисловие написал Георгий Гречко. Главная мысль весьма актуальна - "...давайте отучаться делить литературу на секторы фантастики и реалистики". А заканчивает свой текст космонавт так: "Я - за магический реализм нашей фантастики!"
1991 г. - "Формула контакта". Предисловия нет.

ОМ_25 Кб СК_18 Кб ФК_29 Кб

Несмотря на большие проблемы с покупкой фантастических книг в СССР с этими сборниками (особенно с двумя первыми) мне повезло - я приобрёл их сразу же после выхода. И сохранил до сегодняшнего дня.

Через 15 лет, в 2005-м, уже нынешний Лениздат вернулся к произведениям Ольги Ларионовой и выпустил её роман "Евангелие от Крэга", впервые изданный в 1998-м году. Это продолжение цикла, начатого повестями "Чакра Кентавра" (1988) и "Делла-Уэлла" (1996). В 2005-м же году в Лениздате вышла и новая, заключительная часть космической саги о слепых рыцарях-аристократах и птицах крэгах, ставших их глазами - "Лунный нетопырь".
Охренеть...
Минсвязи когда-то успело сфотографировать все свои объекты, даже самые задрипанные. Никак не ожидал найти на их сайте снимок почты небольшого посёлка в Новгородской области, где я когда-то родился.

Парфюмерия в те далёкие годы в отделении связи на полке не стояла. Книги стояли. Именно в этой избушке я в начале 1966-го года купил романы двух Георгиев: "Спираль времени" Георгия Мартынова (95 коп.) и "Мы - из Солнечной системы" Георгия Гуревича (81 коп.). Они у меня до сих пор сохранились. В 10 лет запоем прочитав эти замечательные книжки я окончательно влюбился в фантастику, которую и без того обожал...

Искать свои отделения связи здесь:
http://info.russianpost.ru/servlet/department
Спасибо naxellent за ссылку.
Вспомнил давно прошедшее...

11 Кб 25 Кб

174740_photoFacade

"Гадкие лебеди"

ГЛ_25 Кб
Посмотрел я, наконец, фильм "Гадкие лебеди" Константина Лопушанского. Посмотрел с интересом, хотя предварительно уже примерно представлял, как визуализирует текст повести Стругацких режиссёр, за плечами которого картины "Письма мёртвого человека" и "Посетитель музея", да ещё в сотрудничестве с Вячеславом Рыбаковым, работавшим над сценарием.
Естественно, в коммерческом плане лента совершенно бесперспективна. В одном из своих интервью Лопушанский сказал, что ему было чрезвычайно тяжело снимать, было "противостояние замыслам" и "сильное непонимание", поскольку "магистральное направление развивается совсем в другую сторону". Наверное, поэтому фильм практически не появился в прокате. Да и на DVD его нет. Хотя вполне могут быть и другие причины законспирированности "Гадких лебедей", о которых я просто не знаю.
Мне фильм понравился. Кажется, понравился... Не могу отделаться от мысли, что я "достраивал" восприятие с помощью эмоциональной картинки, что лежит у меня в подкорке со времени первого прочтения повести "Гадкие лебеди" (читал первый раз с какой-то жуткой кальки больше 30 лет назад). Интересно, как воспринимают фильм люди, которые ничего не знают ни про АБС, ни про Рыбакова, ни про Лопушанского, не читавшие первоисточник?

Лопушанский неоднократно заявлял и о том, что слово в фильме для него вторично, что "речь - всего лишь одна из красок". Но диалоги действительно не мешало бы отточить. Например, на пропускном пункте один из военных спрашивает у отправляющихся за энергетический барьер, в ташлинскую "зону": "Ну что, будете идти?", а Комов ему отвечает: "Конечно, будем". Нет чтобы по-простому, по-русски спросить: "Ну что, пойдёте?". Зачем-то два раза подряд и совершенно без повода восторгается ("Ух ты!"), пришедший в библиотеку, куда поселили Банева (почему в библиотеку?) Сумак (Алексей Кортнев). Про в прямом и в переносном смысле не выстрелившее ружьё, что появляется в одной из самых первых сцен, уже и без меня писали. Диану почему-то называют китаянкой, хотя ни в повести, ни в кино, никакая она не китаянка. Кстати, чертовски хороша Лаура Пицхелаури, исполняющая эту роль, жаль, что любовная линия в ленте не получила развития, да и вообще Диана мало появляется на экране. Банев (Григорий Гладий) - органичен, мокрецы - убедительны. Радуют глаз многозначительные намёки режиссёра: лесной пожар и проход по затопленному городу в начале фильма; струи дождя, смешивающиеся на стекле и стекающие фантастическим узором - в середине; бездна звёздного неба - в финале. Не радуют совковые санитарки, детские черепа и скомканная коцовка фильма.
Не радуют и дети-индиго, равнодушно гипнотизирующие родителей.
А что делать...
Зурзмансор (из повести, не из ЖЖ) сказал: "Будущее создаётся тобой, но не для тебя".

UPD
Моя беседа с Вячеславом Рыбаковым в журнале "Мир фантастики" (мы там и о фильме говорим):
http://www.mirf.ru/Articles/art1927.htm
В 4 утра (ночь с воскресенья на понедельник) меня будит плачущая Лена: "У нас неприятности". Я, уставший и недоспавший за выходные, которые для меня были очень рабочими, и уснувший лишь в два ночи, не сразу прихожу в себя: "Что-то с Сашей?". "Да...". Рассказывает: "Только что позвонил сын: "Мама, спаси, помоги...". Потом трубку взял мужчина: "Ваш сын участвовал в драке с работниками милиции. Задержан. Попадает под статью (кто-то там сильно пострадал). Если до 8 утра привезёте 2 тыс. баксов - отпустим".
Место задержания - где-то в районе проспекта Просвещения. Лена успела сказать звонившему, что таких денег у неё нет, в процессе своеобразного торга сумма упала до 15 тыс. руб. (что-то вроде первоначального взноса, остальное - потом). Спрашиваю, уверена ли она, что её не разводят? "Да, я говорила с сыном, это он. А тот человек из милиции, что со мной говорил, через полчаса перезвонит, сообщит точно, куда подъезжать, а я должна ему сказать, выехала ли я с деньгами, иначе Сашу начнут оформлять...". Звоню сыну на мобилу: "Абонент недоступен". Судорожно соображаю, как нам быстро добраться до проспекта Просвещения (мы-то ведь - в Сосновом Бору). Выход - только такси (минимум ещё пара тысяч). Практически поверив в самое плохое (сыну 22 года, ещё неженат, всякое могло случиться - да ещё с нашей-то полубандитской милицией) c трудом уговариваю Лену позвонить родителям. Испуганная бабушка сообщает, что внук спокойно спит у них...

Обложив действительно позвонившего через 20 минут ублюдка (эти суки делают свои грязные деньги на святой материнской и родительской любви) трёхэтажным матом, полчаса трясся от злости, что не могу его сейчас достать... Убил бы, не моргнув, ей богу...

P.S. merelana, думаю, тебе надо написать об этом в своей газете (подробности, если хочешь, расскажу дополнительно), чтоб предупредить людей. Только не надо мою фамилию называть. Похоже, в СПб эти мрази достаточно засветились, да и народ там уже учёный, так они теперь на область перешли...
Симпатичная девушка Саша, моя единственная соседка по купе в поезде #53 СПб-Киев:

Саша_30 Кб

Можно сказать, спасительница. Именно в её грудь я уткнулся, перелетев через столик, когда наш состав вМАЗался в МАЗ с трубами на жд-переезде 10 ноября...
Звонят на мобилу и очень вежливо спрашивают Сергея Васильевича.
Наверное, с doctor_livsy перепутали. :))

Profile

dbr
lartis
Владимир Ларионов
Website

Latest Month

October 2019
S M T W T F S
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031  

Tags

Syndicate

RSS Atom
Powered by LiveJournal.com
Designed by Lilia Ahner