?

Log in

No account? Create an account

Entries by category: криминал

Если кто-то хочет прислать мне хорошую книжку или журнал интересный, обращайтесь личным сообщением, и я дам вам свой почтовый адрес.

Книги лучше всего всего отправлять  заказными бандеролями: при этом вы получите идентификационный номер почтового отправления, по которому можно будет отследить путь  бандероли (номер этот сразу после отправки сообщаете мне).

P.S.
Многоуважаемые авторы фантастических произведений, это и вам лёгкий намёк: я ведь член номинационных комиссий и жюри ряда фантастических премий: "Интерпресскон", премия им. братьев Стругацких ("АБС-премия"), "Портал", "Бронзовый Икар", мемориальная премии им. Леонида Панасенко и др. Приобрести самостоятельно все ваши шедевры, чтобы с ними ознакомиться, и (что вполне вероятно) потом номинировать на какую-либо премию, у меня нет возможности.


ЭТО ПРЕВЕНТИВНЫЙ ПОСТ (ОБРАТИТЕ ВНИМАНИЕ НА ДАТУ!).
Мой ЖЖ - ниже:
promo lartis august 21, 2014 15:13 2
Buy for 50 tokens
Вы можете разместить у меня в ЖЖ ссылку на свою запись с помощью промо-блока. Условия увидите, если кликните по кружку "i" правее записи. А чтобы разместить промо-блок в своём журнале, убедитесь, что он соответствует следующим критериям: 1) социальный капитал вашего журнала или…

Восьмой ангел



Ася Михеева. Восьмой ангел. Издательские решения, 2019. - 126 с.

Новая повесть Аси Михеевой «Восьмой ангел» – это научно-фантастический, культурологический, психологический, слегка замешанный на религиоведении и немножко политический космический детектив.

Я даже малость позавидовал герою повести, эксперту по культурной антропологии Михаилу Замошскому, которого прикомандировали для расследования убийства на космической станции где-то в Рукаве Персея к федеральному агенту Рикэннон Цо, потому как Цо – мудрая дама средних лет с очень «дорогим» лицом и полным комплектом навыков боевого офицера, разведчика, дипломата, криминалиста… (список можно продолжить). При необходимости она отметелит кого угодно в любом количестве за милую душу, поэтому Замошский с Цо не то что бы «как за каменной стеной» (запястье ему всё-таки пару раз ломают), но научиться у неё сможет многому. Не подумайте, что «Восьмой ангел» – сугубый боевик, повесть включает всё перечисленное мною в первом предложении. И хороша эта повесть тем, что главное в ней – не физические победы героев, не приключения их тел, а торжество их интеллектов. Что касается тел, то лично мне в «Восьмом ангеле» не помешала бы чуточка плотской любви, но строгая Михеева в своём произведении ограничилась исключительно материнской заботой Цо о помощнике.

Аннотация
На расследование неловкого политического казуса федеральный агент Цо сочла необходимым взять с собой консультанта по культуре. Не по местной культуре (кто ж знает, какая в той глуши культура?), а по культуре «вообще». Антрополог с планеты Китеж охотно соглашается на далекую полевую командировку. Он и не подозревает, насколько неспокойной будет работа с агентом Цо.

Фотосалон 8-Pechati.ru у метро Варшавская в ТРЦ "Варшавский" принимает заказы на изготовление без предоплаты штампов, печатей и факсимиле. Выполняются заказы для организаций (ООО, ЗАО, ОАО и т.п.), индивидуальных предпринимателей, врачей и др. Осуществляется доставка по Москве. Подробнее см.: http://8-pechati.ru


Алексей Иванов. Ненастье. М.: АСТ, 2015.

Закончил чтение романа Алексея Иванова «Ненастье». Одни страницы захватывали меня полностью и безоговорочно, другие – воспринимались с доверительным сочувствием, третьи – с сочувственным недоверием. Автор «Ненастья» – фигура известная, про роман ещё неоднократно напишут и уже написали, не буду множить сущности. БНС бы резюмировал: «Проделана большая работа».

Сам Алексей Иванов про свою книгу сказал так: «2008 год. Простой водитель, бывший солдат Афганской войны, в одиночку устраивает дерзкое ограбление спецфургона, который перевозит деньги большого торгового центра. Так в миллионном, но захолустном городе Батуеве завершается долгая история могучего и деятельного союза ветеранов Афганистана – то ли общественной организации, то ли бизнес-альянса, то ли криминальной группировки: в "лихие девяностые", когда этот союз образовался и набрал силу, сложно было отличить одно от другого. Но роман не про деньги и не про криминал, а про Ненастье в душе. Про отчаянные поиски причины, по которой человек должен доверять человеку в мире, где торжествуют только хищники, – но без доверия жить невозможно. Роман о том, что величие и отчаянье имеют одни и те же корни. О том, что каждый из нас рискует ненароком попасть в ненастье и уже не вырваться оттуда никогда, потому что ненастье – это убежище и ловушка, спасение и погибель, великое утешение и вечная боль жизни».

А для меня главной мыслью романа стало подтверждение того, что я отлично знал и раньше: не враги страшны нам, страшно предательство наших друзей...



Купить книгу Ненастье
Вижу, что и в ЖЖ, и на Фанталабе, и на других ресурсах есть люди, которые заинтересовались личностью и творчеством Олега Радзинского или просто хотят узнать об этом писателе больше. Публикую часть моей беседы с Олегом, которая не вошла в окончательный текст интервью в журнале ПИТЕРbook, а точнее – полный ответ Радзинского на вопрос, как ему удалось выдержать тюрьму, лагерь и ссылку, и что в эти годы было для него самым страшным.

Олег Радзинский рассказывает:

«Мне помогло легкомыслие: я относился ко всему происходящему с любопытством, словно смотрел кино, в котором сам же и снимался.

Страшно было два раза. Первый, когда меня – как и всех диссидентов в СССР – во время следствия решили подвергнуть принудительной психиатрической экспертизе в Институте им. Сербского. Считалось, что если человек против Советской власти, то он ненормальный, потому что нормальные люди были «за». Проблема в том, что в психиатрии нет сроков: тебя запирают в спецпсихбольницу, и сидишь там, пока не признают выздоровевшим. Здоровому дадут срок, отсидишь – выйдешь (если по окончании срока не дадут новый). А если признают душевнобольным, то, во-первых, будешь сидеть, пока власти удобно тебя изолировать, а, во-вторых, будут принудительно лечить психотропными препаратами, от которых легко и вправду сойти с ума. Меня, к счастью, признали до противности здоровым: как сказал при расставании – перед тем, как меня увезли обратно в Лефортово – известный советский психиатрический палач доктор Яков Лазаревич Ландау (пусть родина знает своих героев): «Вы, Радзинский, патологически нормальны: у вас нет даже психопатии, которая является современной психиатрической нормой». Я скромно потупился, развел руками и промолчал: виноват.

Второй раз было страшно, когда я попал в бунт на Свердловской пересылке. Меня на этапе (по какой-то известной только «куму» – начальнику по режиму – причине) держали в одиночках, чтобы я, должно быть, плохо не влиял на уголовников. В Свердловке сразу по прибытию меня посадили в одиночку на 32-й пост, где держали «вышкарей», то есть приговоренных к смертной казни. Я сначала не понял, что это за пост, но зэка из соседних камер быстро объяснили. Мне было все равно, тем более что кормили «вышкарей» лучше, чем других заключенных, и я радостно отъедался и отсыпался после этапа. И вот 7 ноября – на праздник – «вертухай» (дежурный по посту) избил заключенного: он просунул швабру в «кормушку», а камеры были крошечные, спрятаться негде, и избил его этой шваброй. Зэка звали Захар. Захар, понятно, «пробил» этот беспредел по посту, и «вышкари» взбунтовались: начали жечь бумагу, матрасы и кричать в окна (пост был в полуподвале), что менты творят беспредел. Напротив был спец, где сидел «строгач» (строгий режим) и «особняк» (особо строгий режим), тем тоже терять особо нечего, и они, понятно, поддержали бунт, начав крушить и палить свои «хаты» (камеры). Прибежал ДПНСИ (Дежурный Помощник Начальника Следственного Изолятора), раскричался, но 32-й пост не успокаивался. ДПНСИ подумал и вызвал «веселых ребят», то есть специальную группу для усмирения бунтов заключенных. Те ворвались на пост с дубинками из белого каучука, на которых красной краской было написано «Анальгин» (я видел, когда позже открыли мою «кормушку» во время разговора с ДПНСИ). И встали по двое у каждой камеры. Вот тут я и испугался: им-то все равно, что я иду в этап, что я – не «вышкарь», им сейчас скажут открывать камеры одну за другой и избивать зэка, и они будут выполнять – приказ. И могут забить на смерть, во время усмирения бунтов это случалось часто, и все зэка об этом знали. К счастью, – когда пугаюсь - я начинаю думать быстрее. Я позвал ДПНСИ и объяснил ему, что я – диссидент из Москвы, мое дело вел КГБ СССР, иду этапом на место отбывания наказания, и он отвечает за меня перед «комитетскими». И что я обязательно, обязательно, как только дойду до места, найду способ сообщить заграничным корреспондентам о царящем в Свердловке беспределе. Разгорится международный скандал, КГБ будет недоволен такой публичностью и накажут, конечно же, его, ДПНСИ, потому что он, во-первых, мент, а комитетские ненавидят ментов, и, во-вторых, я постараюсь описать его роль как можно красочнее. С подробностями. Я потребовал, чтобы вызвали дежурного прокурора по надзору и «лепилу» (врача) для освидетельствования избитого Захара и составили акт. Это, конечно, был блеф, никаким корреспондентам я ничего сообщить не мог, да им это было вовсе и не интересно, но ДПНСИ задумался, поскольку с КГБ СССР ссориться не хотел. На него, как на любого провинциального советского служилого человека, угроза иметь дело с московским начальством действовала автоматически, на подсознательном уровне. Он пошел посмотреть мое дело, почитал, подумал и отозвал «веселых ребят». Все обошлось, и вертухая, избившего Захара, больше на этот пост не ставили. Что было потом, не знаю: меня через две недели этапировали в Томск. Зэка-вышкари благодарили, что помог, но – по-честному – я не их, а себя спасал. Противно признаваться в трусости, но врать еще противнее».

*******
На этом ресурсе http://www.helpjet.net/ вы сможете найти разнообразные драйвера и прошивки для ваших компьютерных и электронных устройств.
- Нет ничего важнее любви. Даже если она разбивает тебе сердце.
"Сердце - это мышца. Эластичная и упругая" - подумала я.

Расчлен семинара

Сегодня случайно встретил на Крупе Виктора Точинова и пошли мы с ним в кафе выпить водки. Сидим.
Я Точинову и говорю: Витя, мол, ты да Катька Некрасова - молодые авторы, надежда семинара, оба уверенно о себе заявили, по несколько книжек выпустили, словом хорошо владеете, БНС вас поддерживает...
Вот если б Некрасова про педиков перестала писать, а ты - про расчленёнку, цены б вам не было...

А Точинов молча смотрит на меня и улыбается.
Плотоядно.

Profile

dbr
lartis
Владимир Ларионов
Website

Latest Month

October 2019
S M T W T F S
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031  

Tags

Syndicate

RSS Atom
Powered by LiveJournal.com
Designed by Lilia Ahner