Category: криминал

bookman

Присылайте книги для возможного номинирования на премии!

Если кто-то хочет прислать мне хорошую книжку или журнал интересный, обращайтесь личным сообщением, и я дам вам свой почтовый адрес.

Книги лучше всего всего отправлять  заказными бандеролями: при этом вы получите идентификационный номер почтового отправления, по которому можно будет отследить путь  бандероли (номер этот сразу после отправки сообщаете мне).

P.S.
Многоуважаемые авторы фантастических произведений, это и вам лёгкий намёк: я ведь член номинационных комиссий и жюри ряда фантастических премий: "Интерпресскон", премия им. братьев Стругацких ("АБС-премия"), "Портал", "Бронзовый Икар", мемориальная премии им. Леонида Панасенко и др. Приобрести самостоятельно все ваши шедевры, чтобы с ними ознакомиться, и (что вполне вероятно) потом номинировать на какую-либо премию, у меня нет возможности.


ЭТО ПРЕВЕНТИВНЫЙ ПОСТ (ОБРАТИТЕ ВНИМАНИЕ НА ДАТУ!).
Мой ЖЖ - ниже:
promo lartis august 21, 2014 15:13 2
Buy for 50 tokens
Вы можете разместить у меня в ЖЖ ссылку на свою запись с помощью промо-блока. Условия увидите, если кликните по кружку "i" правее записи. А чтобы разместить промо-блок в своём журнале, убедитесь, что он соответствует следующим критериям: 1) социальный капитал вашего журнала или…
bookman

Восьмой ангел



Ася Михеева. Восьмой ангел. Издательские решения, 2019. - 126 с.

Новая повесть Аси Михеевой «Восьмой ангел» – это научно-фантастический, культурологический, психологический, слегка замешанный на религиоведении и немножко политический космический детектив.

Я даже малость позавидовал герою повести, эксперту по культурной антропологии Михаилу Замошскому, которого прикомандировали для расследования убийства на космической станции где-то в Рукаве Персея к федеральному агенту Рикэннон Цо, потому как Цо – мудрая дама средних лет с очень «дорогим» лицом и полным комплектом навыков боевого офицера, разведчика, дипломата, криминалиста… (список можно продолжить). При необходимости она отметелит кого угодно в любом количестве за милую душу, поэтому Замошский с Цо не то что бы «как за каменной стеной» (запястье ему всё-таки пару раз ломают), но научиться у неё сможет многому. Не подумайте, что «Восьмой ангел» – сугубый боевик, повесть включает всё перечисленное мною в первом предложении. И хороша эта повесть тем, что главное в ней – не физические победы героев, не приключения их тел, а торжество их интеллектов. Что касается тел, то лично мне в «Восьмом ангеле» не помешала бы чуточка плотской любви, но строгая Михеева в своём произведении ограничилась исключительно материнской заботой Цо о помощнике.

Аннотация
На расследование неловкого политического казуса федеральный агент Цо сочла необходимым взять с собой консультанта по культуре. Не по местной культуре (кто ж знает, какая в той глуши культура?), а по культуре «вообще». Антрополог с планеты Китеж охотно соглашается на далекую полевую командировку. Он и не подозревает, насколько неспокойной будет работа с агентом Цо.

Фотосалон 8-Pechati.ru у метро Варшавская в ТРЦ "Варшавский" принимает заказы на изготовление без предоплаты штампов, печатей и факсимиле. Выполняются заказы для организаций (ООО, ЗАО, ОАО и т.п.), индивидуальных предпринимателей, врачей и др. Осуществляется доставка по Москве. Подробнее см.: http://8-pechati.ru
bookman

Ненастье

Телеканал «Россия» на этой неделе показывает сериал Сергея Урсуляка, снятый по роману Алексея Иванова «Ненастье». Посмотрел несколько серий, вроде бы более-менее приличный...

А книга Иванова прочитана мною ещё весной 2015 года. Писал тогда у себя в ЖЖ, что одни страницы захватывают меня полностью и безоговорочно, другие – воспринимаются с доверительным сочувствием, третьи – с сочувственным недоверием. Что автор «Ненастья» – фигура известная, про роман ещё неоднократно напишут и уже написали, не буду множить сущности. Борис Стругацкий резюмировал бы: «Проделана большая работа».



Сам Алексей Иванов про свою книгу сказал так: «2008 год. Простой водитель, бывший солдат Афганской войны, в одиночку устраивает дерзкое ограбление спецфургона, который перевозит деньги большого торгового центра. Так в миллионном, но захолустном городе Батуеве завершается долгая история могучего и деятельного союза ветеранов Афганистана – то ли общественной организации, то ли бизнес-альянса, то ли криминальной группировки: в "лихие девяностые", когда этот союз образовался и набрал силу, сложно было отличить одно от другого. Но роман не про деньги и не про криминал, а про Ненастье в душе. Про отчаянные поиски причины, по которой человек должен доверять человеку в мире, где торжествуют только хищники, – но без доверия жить невозможно. Роман о том, что величие и отчаянье имеют одни и те же корни. О том, что каждый из нас рискует ненароком попасть в ненастье и уже не вырваться оттуда никогда, потому что ненастье – это убежище и ловушка, спасение и погибель, великое утешение и вечная боль жизни».

А для меня главной мыслью романа стало подтверждение того, что я отлично знал и раньше: не враги страшны нам, страшно предательство наших друзей...
bookman

О невозможности зомби-апокалипсиса

" - Зомби-апокалипсис меня никогда не пугал, даже в детстве. Может, потому что я частично в деревне вырос и всякой дохлятины в детстве насмотрелся.
– Ну и где связь? – спросил Игорь.
– Связь такая, что если зомби-вирус появится, а это уже само по себе дико обсуждать, но даже если появится, то в теплое время года от трупа, даже ходячего, за несколько суток не останется ничего функционального – зомби пойдут на корм мухам с бешеной скоростью. Будет как? Чем больше трупов, тем больше мух, там еще зверушки подключатся, пойдут на запах падали – и все. Нужно будет не зомби бояться, а стай голодных собак и волков. И еще, никогда не понимал, как это в фильмах зомби, гниющий ходячий труп, может незаметно подкрасться. Люди, которые сценарии пишут, они что, ни разу мимо трупа дохлой кошки летом не ходили? А человек пахнет так, что ни с чем не спутаешь, уверяю тебя. Даже рана гангренозная такое амбре издает, что ничем не заглушишь.
– А зимой? – поинтересовался Игорь, хотя примерно уже предчувствовал ответ.
– Зимой двухсоткилограммовая свиная туша в глыбу льда превращается за несколько часов, что уж говорить о человеке. Эпических битв стенка на стенку не будет."


Я тоже не люблю книги про зомби читать и фильмы о них смотреть. Считаю весь этот жанр малоинтересным бредом, ну, может быть, за исключением ранней и прикольной "Живой мертвечины" Питера Джексона. Наверное, в основе моего безразличия к этой самой мертвечине лежат те же соображения, что и у одного из героев романа Алексея Сальникова "Отдел". Я ведь тоже самые нежные годы детства провёл в настоящей русской деревне.

Купить книгу Отдел
dbr

Алексей Иванов. Ненастье



Алексей Иванов. Ненастье. М.: АСТ, 2015.

Закончил чтение романа Алексея Иванова «Ненастье». Одни страницы захватывали меня полностью и безоговорочно, другие – воспринимались с доверительным сочувствием, третьи – с сочувственным недоверием. Автор «Ненастья» – фигура известная, про роман ещё неоднократно напишут и уже написали, не буду множить сущности. БНС бы резюмировал: «Проделана большая работа».

Сам Алексей Иванов про свою книгу сказал так: «2008 год. Простой водитель, бывший солдат Афганской войны, в одиночку устраивает дерзкое ограбление спецфургона, который перевозит деньги большого торгового центра. Так в миллионном, но захолустном городе Батуеве завершается долгая история могучего и деятельного союза ветеранов Афганистана – то ли общественной организации, то ли бизнес-альянса, то ли криминальной группировки: в "лихие девяностые", когда этот союз образовался и набрал силу, сложно было отличить одно от другого. Но роман не про деньги и не про криминал, а про Ненастье в душе. Про отчаянные поиски причины, по которой человек должен доверять человеку в мире, где торжествуют только хищники, – но без доверия жить невозможно. Роман о том, что величие и отчаянье имеют одни и те же корни. О том, что каждый из нас рискует ненароком попасть в ненастье и уже не вырваться оттуда никогда, потому что ненастье – это убежище и ловушка, спасение и погибель, великое утешение и вечная боль жизни».

А для меня главной мыслью романа стало подтверждение того, что я отлично знал и раньше: не враги страшны нам, страшно предательство наших друзей...



Купить книгу Ненастье
dbr

Что не вошло в текст интервью Олега Радзинского

Вижу, что и в ЖЖ, и на Фанталабе, и на других ресурсах есть люди, которые заинтересовались личностью и творчеством Олега Радзинского или просто хотят узнать об этом писателе больше. Публикую часть моей беседы с Олегом, которая не вошла в окончательный текст интервью в журнале ПИТЕРbook, а точнее – полный ответ Радзинского на вопрос, как ему удалось выдержать тюрьму, лагерь и ссылку, и что в эти годы было для него самым страшным.

Олег Радзинский рассказывает:

«Мне помогло легкомыслие: я относился ко всему происходящему с любопытством, словно смотрел кино, в котором сам же и снимался.

Страшно было два раза. Первый, когда меня – как и всех диссидентов в СССР – во время следствия решили подвергнуть принудительной психиатрической экспертизе в Институте им. Сербского. Считалось, что если человек против Советской власти, то он ненормальный, потому что нормальные люди были «за». Проблема в том, что в психиатрии нет сроков: тебя запирают в спецпсихбольницу, и сидишь там, пока не признают выздоровевшим. Здоровому дадут срок, отсидишь – выйдешь (если по окончании срока не дадут новый). А если признают душевнобольным, то, во-первых, будешь сидеть, пока власти удобно тебя изолировать, а, во-вторых, будут принудительно лечить психотропными препаратами, от которых легко и вправду сойти с ума. Меня, к счастью, признали до противности здоровым: как сказал при расставании – перед тем, как меня увезли обратно в Лефортово – известный советский психиатрический палач доктор Яков Лазаревич Ландау (пусть родина знает своих героев): «Вы, Радзинский, патологически нормальны: у вас нет даже психопатии, которая является современной психиатрической нормой». Я скромно потупился, развел руками и промолчал: виноват.

Второй раз было страшно, когда я попал в бунт на Свердловской пересылке. Меня на этапе (по какой-то известной только «куму» – начальнику по режиму – причине) держали в одиночках, чтобы я, должно быть, плохо не влиял на уголовников. В Свердловке сразу по прибытию меня посадили в одиночку на 32-й пост, где держали «вышкарей», то есть приговоренных к смертной казни. Я сначала не понял, что это за пост, но зэка из соседних камер быстро объяснили. Мне было все равно, тем более что кормили «вышкарей» лучше, чем других заключенных, и я радостно отъедался и отсыпался после этапа. И вот 7 ноября – на праздник – «вертухай» (дежурный по посту) избил заключенного: он просунул швабру в «кормушку», а камеры были крошечные, спрятаться негде, и избил его этой шваброй. Зэка звали Захар. Захар, понятно, «пробил» этот беспредел по посту, и «вышкари» взбунтовались: начали жечь бумагу, матрасы и кричать в окна (пост был в полуподвале), что менты творят беспредел. Напротив был спец, где сидел «строгач» (строгий режим) и «особняк» (особо строгий режим), тем тоже терять особо нечего, и они, понятно, поддержали бунт, начав крушить и палить свои «хаты» (камеры). Прибежал ДПНСИ (Дежурный Помощник Начальника Следственного Изолятора), раскричался, но 32-й пост не успокаивался. ДПНСИ подумал и вызвал «веселых ребят», то есть специальную группу для усмирения бунтов заключенных. Те ворвались на пост с дубинками из белого каучука, на которых красной краской было написано «Анальгин» (я видел, когда позже открыли мою «кормушку» во время разговора с ДПНСИ). И встали по двое у каждой камеры. Вот тут я и испугался: им-то все равно, что я иду в этап, что я – не «вышкарь», им сейчас скажут открывать камеры одну за другой и избивать зэка, и они будут выполнять – приказ. И могут забить на смерть, во время усмирения бунтов это случалось часто, и все зэка об этом знали. К счастью, – когда пугаюсь - я начинаю думать быстрее. Я позвал ДПНСИ и объяснил ему, что я – диссидент из Москвы, мое дело вел КГБ СССР, иду этапом на место отбывания наказания, и он отвечает за меня перед «комитетскими». И что я обязательно, обязательно, как только дойду до места, найду способ сообщить заграничным корреспондентам о царящем в Свердловке беспределе. Разгорится международный скандал, КГБ будет недоволен такой публичностью и накажут, конечно же, его, ДПНСИ, потому что он, во-первых, мент, а комитетские ненавидят ментов, и, во-вторых, я постараюсь описать его роль как можно красочнее. С подробностями. Я потребовал, чтобы вызвали дежурного прокурора по надзору и «лепилу» (врача) для освидетельствования избитого Захара и составили акт. Это, конечно, был блеф, никаким корреспондентам я ничего сообщить не мог, да им это было вовсе и не интересно, но ДПНСИ задумался, поскольку с КГБ СССР ссориться не хотел. На него, как на любого провинциального советского служилого человека, угроза иметь дело с московским начальством действовала автоматически, на подсознательном уровне. Он пошел посмотреть мое дело, почитал, подумал и отозвал «веселых ребят». Все обошлось, и вертухая, избившего Захара, больше на этот пост не ставили. Что было потом, не знаю: меня через две недели этапировали в Томск. Зэка-вышкари благодарили, что помог, но – по-честному – я не их, а себя спасал. Противно признаваться в трусости, но врать еще противнее».

*******
На этом ресурсе http://www.helpjet.net/ вы сможете найти разнообразные драйвера и прошивки для ваших компьютерных и электронных устройств.
dbr

Дмитрий Быков, Валерия Жарова. Сигналы



«Иной человек шел в комнату, попал в другую, за триста километров, а почему туда попал сказать не может, пришла внезапная блажь; двадцать лет спустя вернулся на родное пепелище – семья давно уехала, соседи позабыли, – и с ужасом узнал, что никто его не искал: дело возбуждается по факту трупа, а факта трупа нет, ещё не умер или не нашли;пропавшего без вести взрослого мужика не станут искать никакие добровольцы, это девочку малолетнюю ищут с собаками по всему району, подвергают самосуду отчима, который нехорошо на неё поглядывал и наверняка растлил где-то в лесополосе, и находят несчастную через двадцать лет почтенной матерью семейства, почему-то в удивительном посёлке с названием Примыкание, Саратовской области; что заставило её туда примкнуть, или туда все примыкают, кого вдруг закружило по России? Из Карабулака в Октябрьск выехал на поезде некто повидаться с тёткой, которая его растила, но по дороге встретил женщину своей мечты, та его опоила, раздела, разула, пихнула в полусознательном состоянии в автобус Равенство – Чёрные Камни, он по дороге встретил женщину своей мечты, та его накормила, одела, обула, он через год поехал с ней в город покупать новые штаны и другую одежду, в магазине встретил женщину своей мечты, та была пропойца и шлюха, пила с грузчиками, грузчики его избили, раздели, разули, он очнулся в доме у тётки, подобравшей его на улице, но не узнал старуху и только всё повторял «Не буду, не буду». Какой роман можно было бы об этом написать, какой скучный, бесконечный, никому не нужный роман…»

Это не есть краткое содержание нового романа Дмитрия Быкова «Сигналы», написанного в соавторстве с Валерией Жаровой, это – цитата из него. О чём роман? Если коротко: отправиться на поиски, следуя зову загадочных «Сигналов», конечно, можно, но нужно быть готовым к тому, что вы найдёте совсем не то, что искали. Особенно у нас в стране...

Купить книгу Сигналы

dbr

Расчлен семинара

Сегодня случайно встретил на Крупе Виктора Точинова и пошли мы с ним в кафе выпить водки. Сидим.
Я Точинову и говорю: Витя, мол, ты да Катька Некрасова - молодые авторы, надежда семинара, оба уверенно о себе заявили, по несколько книжек выпустили, словом хорошо владеете, БНС вас поддерживает...
Вот если б Некрасова про педиков перестала писать, а ты - про расчленёнку, цены б вам не было...

А Точинов молча смотрит на меня и улыбается.
Плотоядно.