Владимир Ларионов (lartis) wrote,
Владимир Ларионов
lartis

Изнанка фантастики

Начал читать роман Сергея Палия "Изнанка" (ЭКСМО, 2006, серия "Русская фантастика"). Сергей мне его сам, на свою (и на мою) голову прислал. Я, наверное, слишком консервативен, но изобретательная бесцеремонность, с которой автор пользуется русским языком, просто ошарашивает. Начало романа терминологически почему-то очень медицинское: "утро - это своеобразный аппендикс всего остального дня", "стоит этому противному отростку суток воспалиться", "набухнет флегмоной и лопнет", "пятый день рабочей недели - это уже часть выходных, слегка кастрированная необходимостью посидеть в кабинете", "порядок организации рабочей недели прочным атавизмом застрял где-то на уровне условных рефлексов". И всё это - на первой же странице! С третьей страницы я перестал следить за сюжетом - изучал стилистический паноптикум. Дойдя до десятой, систематическое чтение прекратил, лишь наугад открывал книжку.
Спасибо автору книги и её редактору Д.Байкалову за доставленное наслаждение.

Выхваченные наудачу предложения:

"Скуластое лицо в жестком свете прожекторов казалось выдолбленным из алебастра. На очках, которые ему абсолютно не шли, прыгали блики."

"Возле касс дальнего следования торчали хвостики очередей. Он пристроился к одному из них."

"Суровая билетерша далеко за среднего возраста открыла документ и принялась тщательно изучать его содержимое."

"Тут терпению пришел конец, и Рысцов дал волю ногам, которые тут же понесли его прочь со скоростью призера Олимпийских игр по спортивной ходьбе."

"Вдруг кадр резко превратился в негатив... Будто полусонный математик, корпевший над непослушным уравнением, случайно заметил, что виной всему один-единственный знак, коварно притаившийся в дальнем его конце."

"Он ещё при совке успел поработать в раскаленных цехах термички на подшипниковом заводе, где сталь оранжевыми потоками текла в формы, где душераздирающе шипели, закаляясь в масле, огромные кольца и шары. Там чувствовалась горячая одышка трудовой жизни."

"Джакузи Сти терпеть не могла. Эти назойливые пузырьки вовсе не успокаивали ее тело, как задумывалось многочисленными производителями, а, наоборот, отвлекали от спокойной гармонии воды."

"Губы девушки ответили на поцелуй мгновенно, и страстная парочка даже остановилась, чтобы посмаковать приятное обоим ощущение первой близости. Башня у Рысцова неторопливо и целенаправленно перекашивалась."

"Всеволод снова окинул взглядом гостей, задержал глаза на Аракеляне и потом опустил их на свою коленку, не переставая мотать ногой."

"Рысцов, посадив - если, конечно, такую конфигурацию тела можно окрестить подобным деепричастием - Настю к себе на колени, вероломно проник к ней под свитер и принялся изучать студенческие прелести."

"Рысцов ощутил, как внутри что-то сжимается - что-то похожее на тугую пружину, готовую распрямиться."

"Аракелян проворно моргнул несколько раз подряд."

"Парень, получив полновесный шлепок по заду, потерял равновесие мгновенно, и тяжкое его бремя страшным кубическим метеором устремилось вниз и вперед."

"Подоспевшие спецназовцы ловко перевернули оглушенного на живот, сцепили руки за спиной и обхлопали по карманам."

"Профессор Аракелян неуклюже одернул дорогой пиджак и сказал своим приятным для уроженца левобережной части Араратской долины голосом..."

Да что предложения!
Абзацы каковы! Глагол сжигает мозг, слог пробирает до печёнок...

"В качестве рычага решили использовать обнаруженный неподалеку кусок звена древней батареи, распиленного с непонятной целью кем-то напополам. Приложили, налегли. Раздался скрежет, брызнула ржавая шелуха, и вентиль поддался. Одухотворенные результатом, они надавили с удвоенной силой, и побежденное колесо провернулось.
- Железо бессильно перед интеллектом! - радостно крикнул Рысцов и неожиданно для самого себя обнял Ольгу, ощущая под толщей меховой куртки хрупкое тело девушки.
Постояв так нос к носу какой-то миг, они, будто испугавшись сиплого дыхания друг друга, неуклюже разошлись в стороны и стали наглухо застегиваться перед выходом в неприветливую метель."


А это:

"Павел Сергеевич, не говоря ни слова, кивнул головой и вышел, оставив мудрого разведчика наедине со своими мыслями и множеством телефонных аппаратов. Ему, матерому генералу, трудно сейчас. По крови он - опер. Боевой офицер, человек действия, который вот уже на протяжении десяти лет вынужден сидеть в кабинетах и командовать другими. Многие сотрудники, знавшие его, были уверены, что старый гэбэшник, не раздумывая поменял бы грядущие годы увядания на полноценное участие в одной, последней операции.
Но протез, начинающийся от левого колена, не позволял."


Вытираю скупую слезу, откидываюсь на спинку стула и хохочу.

UPD
Предварительно можно прочитать вот это: "Ф-писатели".
Tags: Палий, редакторское, ф-писатели
Subscribe
promo lartis august 21, 2014 15:13 2
Buy for 50 tokens
Вы можете разместить у меня в ЖЖ ссылку на свою запись с помощью промо-блока. Условия увидите, если кликните по кружку "i" правее записи. А чтобы разместить промо-блок в своём журнале, убедитесь, что он соответствует следующим критериям: 1) социальный капитал вашего журнала или…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 71 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →