?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

mova

Читая первые страницы этой книги, подаренной мне на Петербургской фантастической ассамблее минским книготорговцем, я было решил: Гена презентовал мне то, что надо, «мой» роман! Ещё бы, ведь герой «Мовы» находится в сильнейшей эмоционально-наркотической зависимости от языка, от слова, от текста, а я и сам давно такой. Но, проглотив несколько десятков страниц, я понял, что всё не так просто. Во-первых, «торчит» персонаж не от замечательной стилистики и гармонии вообще языка, а исключительно и конкретно от чистой беларуской мовы. И не надо считать моё написание прилагательного «беларуской» ошибкой, я его произвожу здесь не от старой «Белоруссии», а от нынешней «Беларуси». Во-вторых, основных героев, рассказывающих о происходящем, в книге на самом деле – двое: Барыга и Джанки. Правда, излагают они свои мысли настолько сходным образом, в такой одинаковой манере, что я с разгону не сразу сообразил, что чередующиеся главки («Барыга» – «Джанки» – «Барыга» – «Джанки» и т.д.) написаны от лица разных персонажей. В-третьих, фрагменты посторонних произведений, вставленные в книгу и являющиеся неким аналогом наркотической субстанции, приведены в русскоязычном варианте романа именно на беларуской мове. С одной стороны, это хорошо: такие абзацы чётко выделяются на фоне всего остального контента, с другой – плохо: мне, не знающему языка Якуба Коласа и Язэпа Лесика, трудно по достоинству оценить всю кайфовую прелесть строчек колдовского «кода, по которому структурировано бессознательное». Хотя… Наверное, уступая своему бессознательному, я иногда, на давних фантастических фестивалях, просил покойного Николая Чадовича «поговорить на мове». И Коля что-то говорил, а я с упоением слушал певучую и грубоватую (в моём примитивном понимании) белорусскую речь. Кстати, в первые минуты употребления «Мовы» Виктора Мартиновича мне на ум почему-то пришёл украинский поэт и прозаик Сергей Жадан. Что-то есть похожее в нарочитой евроинтернациональной стилистике и напористой западной технике письма этих авторов... И Жадан не заставил себя ждать – его «Березень у циганських районах», переведённый на мову, имплантирован Мартиновичем в роман и превращён там в мощнейший «несубстанциальный психотроп».

Пунктирно о сюжете и коллизиях. Время действия я вычислил путём несложных арифметических подсчётов. В романе упоминаются разные календари, но по григорианскому – 2043 год. Близкое будущее. Союзное государство России и Китая отделено от Евросоюза Великой Китайской стеной. Место действия – Минск, обычный город Северо-Западных земель Союзного государства. От Минска недалеко и до Варшавы. А из Варшавы наркодилер Барыга, его зовут Сергей, возит стафф – свёрнутые бумажки с текстами на мове (свёртки). В Союзном государстве мова строжайше запрещена, ни одного печатного издания на мове в стране не осталось, за соблюдением запрета следит огромный, суровый и влиятельный Госнаркоконтроль, карающий трафикеров смертной казнью. Антиутопия. Почти «451 градус по Фаренгейту». Бездуховность. Культ потребления. Поклонение шмоткам. Полнейшая бездуховность. Заурядные философские откровения героев. Китайские жилые муравейники прямо на минских исторических постройках (что-то похожее на облепленный лачугами «Гольден-Гейт» Гибсона в его «Виртуальном свете»). Всеобщая бездуховность. Любви нет. Семьи нет. Офисная тина. Рекламный цинизм. Тотальная бездуховность. Китайские триады. Провинционализм. «Тутэйшность». Беларуский национализм. Сопротивление. Мова – это единственный нематериальный наркотик, который воздействует на тутэйших. Мова для них – это этика. Мова – это возрождение. Мова – это исконное понимание того, что есть добро, а что есть зло, зашифрованное в словах. Сергей пытается в чудом провезённых через таможню сонетах Шекспира (в переводе на мову Владимира Дубовки) найти нужные слова, в частности ещё одно, кроме «любоу» и «каханне», забытое слово, обозначающее чувство, связывающее мужчину и женщину, «которое вмещает всю нежность связи между тобой и твоим любимым». Это слово позарез, жизненно необходимо загадочной Элоизе, возглавляющей Сопротивление...

Динамично, порой непредсказуемо, порой трагично. Местами, конечно, вторично. Читайте. Во всяком случае, в процессе освоения «Мовы» я немедленно заказал доступную сейчас в «Лабиринте» первую книгу Мартиновича «Паранойя» (2010), в Беларуси запрещённую. А заодно открыл для себя неожиданного белорусского художника Язэпа Дроздовича (1888-1954), картина «Космополис» которого использована в оформлении обложки «Мовы» (2014), изданной в переводе на русский язык Лидии Михеевой в Вильнюсе без указания тиража и прочих привычных выходных данных.

Арочные обрамления из полиуретана: гармония красоты и практичности: читать далее

Comments

( 13 comments — Leave a comment )
slavar64
Aug. 23rd, 2015 04:20 pm (UTC)
Владимир, браво!
lartis
Aug. 23rd, 2015 04:53 pm (UTC)
Вы преувеличиваете)))
slavar64
Aug. 23rd, 2015 05:51 pm (UTC)
Нисколько, для меня этот пост - приятный сюрприз)
green_bear_den
Aug. 23rd, 2015 04:26 pm (UTC)
Спасибо за детальнейший разбор, но не мое категорически. А вот в книгозор пару полезных пометок по тенденциям современных антиутопий занес.
Похоже, что "слияние с Китаем" становится неотъемлемой частью в определенном секторе современных антиутопий от авторов с территории СНГ.
lartis
Aug. 23rd, 2015 06:09 pm (UTC)
Если Вы осилили "Агафонкина", то и с "Мовой" получится. Не уверен, что в своём отзыве я адекватно отразил содержание романа :)
jorian
Aug. 24th, 2015 12:32 am (UTC)
Слава богу, торговля книгами уже давно не является моей основной профессией.
siarhei_matyrka
Aug. 25th, 2015 01:12 pm (UTC)
Спасибо за приятный обзор. Книжка, конечно, заметная. В Беларуси ее неплохо раскрутили. Было, насколько мне известно, два тиража. В книжных магазинах одно время лежало по 10 экземпляров, но в течении месяца понемногу все и разошлось, что, следует сказать, для книги, написанной современным автором на беларуском языке, - небольшое, но достижение.
lartis
Aug. 25th, 2015 06:48 pm (UTC)
А как Вам другие книжки этого автора?
siarhei_matyrka
Aug. 25th, 2015 08:27 pm (UTC)
К своему стыду я еще до него не добрался, хоть и стоит на полке. Как-то не получается мне засесть за Мартиновича.
Якобы не рекомендованная к распространению в Беоаруси "Паранойя" в свое всремя наделала много шума, а второй роман "Сфагнум" тоже разошелся довольно быстро. Мои друзья прочли все три романа и почему-то не сильно впечатлились. Говорят, что Мартинович пишет очень напористо и прямолинейно в тех местах, где следовало бы поступить тонко.
lartis
Aug. 25th, 2015 08:45 pm (UTC)
Я
Я почему спросил...
Вы ж на мове его читатете, а я в переводе. На днях мне должны "Паранойю" бумажную привезти (я не люблю читать с мониторов, хоть и приходится). А больше у Мартиновича на русском бумажных книжек пока нет.
siarhei_matyrka
Aug. 26th, 2015 11:20 am (UTC)
Re: Я
у него ПАРАНОЙЯ выходила только на русском, СФАГНУМ сначала на русском, потом перевели на мову, с МОВАЙ все наоборот было
lartis
Aug. 26th, 2015 11:41 am (UTC)
Re: Я
Но "Сфагнум"только в сети на русском, книги нет?
siarhei_matyrka
Aug. 26th, 2015 07:26 pm (UTC)
Re: Я
на беларуском точно есть на бумаге. насчет русского варианта - даже не знаю.
( 13 comments — Leave a comment )

Profile

dbr
lartis
Владимир Ларионов
Website

Latest Month

September 2017
S M T W T F S
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930

Tags

Powered by LiveJournal.com
Designed by Lilia Ahner