?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Сегодня в «Пусть говорят» Андрея Малахова показали молодую семью из Челябинска. Дружба супругов началась ещё в детдоме. Галина Лобова с врождённой паталогией рук и ног (их у неё практически нет) недавно родила здорового мальчика. Её супруг, закончивший бухгалтерский колледж с красным дипломом, страдает лёгкой формой церебрального паралича. Галине 25 лет, она разыскала в Воронеже свою мать, отказавшуюся от неё четверть века назад в роддоме. Как сейчас мама объясняет – с подачи врачей, объяснивших, что подобная обуза ей ни к чему, ребёнок-урод всё равно скоро умрёт, ей даже ни разу не разрешили его покормить, чтоб не привыкала... Но сейчас всё хорошо. Родители Галины помогают молодым, даже машину им купили, и отношения между семьями налаживаются.




Всё это напомнило мне историю Рубена Давида Гонсалеса Гальего, внука генерального секретаря Коммунистической партии народов Испании. Мальчик родился в Москве полностью парализованным – ДЦП. Родители Рубена были студентами МГУ. Отец приехал из Венесуэлы, мать — студентка филологического факультета Аурора Гальего, дочка Игнасио Гальего, генсека компартии Испании. Политическая круговерть событий 1968-го года сложилась так, что мальчика намеренно сделали сиротой. Поищите в интернете материалы о Гальего, они шокируют… Ауроре сказали, что Рубен умер, встретились мать и сын лишь через много лет. После рождения жизнь Рубена Давида Гонсалеса Гальего проходила в больницах и детских домах, и лёгкой её не назовёшь: ведь он был «неходячим». В детдомах неходячим (да ещё и круглым сиротам) выживать совсем непросто, а в домах престарелых, куда отправляют из детских домов таких как Гальего по окончании школы, их и вовсе ждёт скорая и неминуемая смерть в страданиях

В 2002-м году вышла книга Гальего «Белое на чёрном» - поражающий своей откровенностью и обыденностью повествования автобиографический роман, получивший в 2003-м «Русского Букера». Оставляя за кадром безнадёжность, беспросветность и жалобную чернуху, Рубен спокойно и буднично рассказывает о жизни, точнее – о борьбе за выживание в советских детдомах и домах престарелых. Позднее, в одном из интервью Гальего говорил: «Читал я много, читал все, что попадалось под руку. Читал, уходя от реальности. Учителя литературы особенно не отличались от остальных учителей. Они старались приложить литературную реальность к реальности истинной, но в моем случае это было невозможно. О том, что меня действительно интересовало, они говорить со мной отказывались, остальное меня не трогало. Литературные герои все как один либо были здоровы, либо имели социальную поддержку. Их проблемы казались мне смешными. Опыт жизни человека с серьезной инвалидностью, да еще и без поддержки семьи, в литературе не описывался. Всенародно пропагандируемый Николай Островский стал инвалидом после социальной интеграции в общество».

Не знаю, как обстоят дела в регулярно сгорающих отечественных домах престарелых сейчас. Нет пока нового Рубена Давида Гонсалеса Гальего, который об этом напишет. Сам-то он из России уже уехал...

А роман, если ещё не читали, прочтите обязательно.
Купить книгу Белое на черном


Comments

( 13 comments — Leave a comment )
lazy_murrr
May. 13th, 2015 11:58 pm (UTC)
Страшно это все.... Страшно впускать в свою жизнь... Мозг понимает, что необходимо видеть все стороны жизни, но Ведь в таких случаях, когда пропускаешь свои страхи ближе, есть не только вероятность от них избавиться, но и вероятность быть полностью ими поглощенным...
salmin26
May. 14th, 2015 12:22 am (UTC)
Это нормальная обычная жизнь. Что Гальего в общем-то и показывает. Как можно жизнь не впускать в себя? Она просто такая есть и вокруг, и внутри.
lazy_murrr
May. 14th, 2015 05:28 am (UTC)
Жизнь впустить можно, а вот мысли о том, что ребенок может родиться нездоровым, страшны для любой матери.
lartis
May. 14th, 2015 11:28 am (UTC)
Да.
Добавлю: особенно в нашей стране, где к инвалидам всегда относились в лучшем случае с плохо скрываемой брезгливой жалостью.

Вспоминаю картинку, которую я когда-то увидел в Стокгольме. Четверо молодых парней (один из них колясочник) идут по улице, весело разговаривают, радостно смеются. Даже со стороны видно, что инвалид среди них чувствует себя на равных, он - по-настоящему в компании, его не унижают жалостью, он не беспомощен. У нас я такого никогда не видел.
lartis
May. 14th, 2015 11:19 am (UTC)
Какая к чертям "нормальная жизнь"? Не везде "неходячие" так мучаются, так страдают... Давно ли у нас вспомнили про пандусы?

Когда Гальего первый раз выехал в США, где его на время пребывания обеспечили самоходной коляской, которой он мог управлять одним своим работающим пальцем. он был счастлив. И всерьёз хотел покончить с собой, когда пришло время возвращаться в Россию, в заточение четырёх стен.
salmin26
May. 14th, 2015 12:14 pm (UTC)
Извините, что неудачно, непонятно выразился.
Нет, я как раз к тому, что это "нормальная" жизнь и "нормальная" ситуация именно для нашей богохранимой страны. Также как и для десятков других стран, не выбравшихся из средневековья. В этом смысле Гальего описывает совершенно типичную историю (типичную в ужасе, а не в относительном хэппи-энде лично для него), здесь нет никаких открытий, это всё всегда окружало нас и окружает сейчас.
И такие книги не должны восприниматься как "ужас-ужас", "это настолько страшно, что невозможно читать". Только когда примем реальность такой, какая она есть, как обыденность, а не щекочущую нервы экзотику, начнём что-то делать, чтобы её исправить. Это надо читать, конечно. Но не только читать, а ещё и смотреть по сторонам, не отворачиваясь от ужаса.
lartis
May. 14th, 2015 01:09 pm (UTC)
Теперь понял. Теперь - согласен.
Читать, конечно, обязательно. От ужасов - не отворачиваться.
Жму руку.
chernyshishe
May. 14th, 2015 07:55 am (UTC)
И еще "Я сижу на берегу". Там фрагментарно и больше про себя.
Потрясает не только то, как живут такие дети, но как приспосабливаются и выживают. Или находят способ покончить с собой, если очень уж больно жить дальше.
Особенно пронзительный рассказ про "неходячих", которые играли в шахматы. В уме. Всей палатой. А потом их отправили в инвалидный дом, и за полгода остался в живых только один мальчик...
lartis
May. 14th, 2015 11:13 am (UTC)
Да.
Но очень скоро и он умер...

В детских дома, где соблюдался закон о всеобщем среднем образовании, такие дети жили более-менее. Их учили, их кормили, за ними как-то ухаживали. Как только они заканчивали школу - смерть без ухода в доме престарелых.

Edited at 2015-05-14 11:55 am (UTC)
umab_c_pex
May. 14th, 2015 11:42 am (UTC)
да, в свое время эта книга меня ПОТРЯСЛА.
чего, увы, не могу сказать об остальных (книгах).
lartis
May. 14th, 2015 11:54 am (UTC)
Об остальных книгах Гальего?
У него вроде бы ещё одна: "Я сижу на берегу...".
Или есть и другие?
umab_c_pex
May. 14th, 2015 11:59 am (UTC)
нет, я про книги ВООБЩЕ :0)))
lartis
May. 14th, 2015 01:11 pm (UTC)
А.
( 13 comments — Leave a comment )

Profile

dbr
lartis
Владимир Ларионов
Website

Latest Month

November 2017
S M T W T F S
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
2627282930  

Tags

Powered by LiveJournal.com
Designed by Lilia Ahner